ЕСПЧ: наказание журналиста за разглашение тайны следствия — нарушение

2 Июля 2014

Привлечение журналиста к уголовной ответственности за разглашение тайны следствия признано нарушением статьи 10 Европейской Конвенции, гарантирующей свободу выражения мнения.

К такому выводу пришло большинство (4 из 7) Судей Палаты ЕСПЧ по делу «A.B. против Швейцарии» (A.B. v. Switzerland, жалоба N 56925/08), Постановление по которому было оглашено сегодня. По мнению большинства Судей, швейцарские власти не смогли показать, каким образом разглашение информации могло оказать негативное влияние на право обвиняемого по уголовному делу, которого касались опубликованные сведения (M.B.), считаться невиновным и на результаты разбирательства по его уголовному делу. Кроме того, обвиняемый мог сам прибегнуть к предусмотренным национальным законодательством средствам правовой защиты от посягательств со стороны заявителя на его репутацию, однако не сделал этого, хотя в первую очередь именно он должен был предпринять меры к защите своего права на уважение личной жизни. 

Большинство Судей указало, что вопрос о виновности M.B. не был основным предметом опубликованной заявителем статьи, за которую он был привлечен к уголовной ответственности. Судебное разбирательство по делу M.B. состоялось только спустя два года после ее публикации. Стороны также согласились, что по статье невозможно было судить о том, совершил ли M.B. умышленное деяние (он врезался на своем автомобиле в пешеходов, убив троих и причинив вред здоровью еще восьми). Кроме того, разбирательством по делу M.B. занимались профессиональные судьи, а не присяжные.

Что касается формы подачи материала в статье, то ЕСПЧ напомнил, что статья 10 Конвенции гарантирует свободу не только идей и информации, но и формы их выражения. Журналистская свобода также предполагает возможность прибегнуть в некоторой степени к преувеличению и даже провокации. Свободой выражения мнения охватываются, в частности, идеи и информация, которые волнуют, шокируют и оскорбляют. Таковы требования плюрализма, толерантности и широты взглядов, без которых нет демократического общества. Поэтому сам по себе тот факт, что статья содержала некоторые выражения, призванные привлечь внимание общественности, не является проблемой. Более того, в строгом смысле статья не содержала сведений о личной жизни M.B., но больше о функционировании системы уголовной юстиции применительно к его делу. Если бы речь шла о личной жизни, защита заявителя со стороны статьи 10 Конвенции была бы слабее.

Наконец, назначенное заявителю наказание (штраф в размере 4000 швейцарских франков, т.е. порядка 2667 евро) было несоразмерно преследуемой властями цели. Такое наказание не было вызвано насущной общественной потребностью. Несмотря на то, что основания для признания заявителя виновным были относимыми, они не были при этом достаточными, чтобы оправдать такого рода вмешательство в свободу выражения мнения.

Постановление пока не вступило в силу. Оно сопровождается особым мнением трех Судей, выразивших свое несогласие едва ли не с каждым аргументом большинства Судей Палаты, то есть оставшихся четырех Судей. Постановление доступно только на французском.

 

Источник: "europeancourt.ru"