ЕСПЧ признал незаконной прослушку телефонов россиян

6 Декабря 2015

Европейский суд по правам человека признал, что российское законодательство, регулирующее прослушивание мобильных телефонов граждан, нарушает Европейскую Конвенцию. Иск против РФ подал петербургский журналист Роман Захаров. Решения ЕСПЧ ему пришлось ждать 9 лет.  
Ваш разговор прослушивают
 
Борьбу с СОРМ – системой оперативно-розыскных мероприятий, позволяющей прослушивать телефонные разговоры и читать электронную переписку граждан  –  журналист и руководитель петербургского корпункта Фонда защиты гласности (внесен в реестр НКО-иностранных агентов) Роман Захаров начал 12 лет назад. В декабре 2003 года он подал иск против трех операторов сотовой связи – «Мегафон», «Билайн» и Tele2, потребовав отключить оборудование, позволяющее третьим лицам прослушивать переговоры без судебного разрешения. Оборудование было установлено в соответствии с Приказом Госкомсвязи РФ № 70 от 20 апреля 1999 г. О технических требованиях к системе технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи Российской Федерации. К спору в суде были также привлечены ФСБ и Министерство связи. 
 
Василеостровский районный суд с доводами Захарова не согласился, так как он не смог доказать, что именно его телефон прослушивался, и в декабре 2005 года отклонил требования истца. Это решение спустя полгода подтвердил Санкт-Петербургский городской суд. Отметим, сами операторы факт подключения к СОРМ тогда не отрицали. 
 
Из России во Францию
 
Не добившись успеха в российских судах, в 2006 году Захаров обратился в Европейский суд по правам человека. Суть жалобы сводилась к тому, что российское законодательство, регулирующее прослушивание мобильных телефонных переговоров, не соответствует статье 8 Европейской Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Кроме того Захаров отмечал невозможность эффективно оспорить данное законодательство в российских судах.
 
В сентябре 2014 года, спустя 8 лет после подачи иска, в Большой палате ЕСПЧ прошло заседание по делу Захарова. Наконец, 4 декабря 2015 года Европейский Суд огласил свое решение, постановив, что российское законодательство не соответствует Европейской Конвенции по правам человека. Большая палата ЕСПЧ пришла к выводу, что права Захарова были нарушены, несмотря на то, что он не может доказать факт прослушивания именно его разговоров. Методы наблюдения потенциально могут быть применены к любому пользователю мобильной связи, решил суд.
 
 «Суд отметил, что прослушивание мобильных телефонов преследует законные цели, такие как предотвращение преступлений и защита национальной безопасности, общественного порядка и экономического благосостояния страны, – говорится в решении ЕСПЧ. – Однако существует риск, что система секретных методов наблюдения, созданная для защиты национальной безопасности, может ослабить или разрушить демократию под предлогом ее защиты». 
 
Российское законодательство содержит ряд гарантий против злоупотреблений, признал суд. Однако они показались ему недостаточными. 
 
 «Хотя злоупотребления возможны при любой системе организации негласных наблюдений, их вероятность особенно высока в такой системе как в России, – постановили в ЕСПЧ, – где правоохранительные органы имеют с помощью технических средств прямой доступ ко всем мобильным телефонным переговорам». 
 
В качестве компенсации российское правительство, по решению ЕСПЧ, обязано выплатить пострадавшей стороне 40 000 евро. Однако, как сам Захаров рассказал Лениздат.Ру, деньги уйдут на оплату судебных расходов. То, что ЕСПЧ вынесет решение в его пользу, журналист предполагал и исходом дела остался доволен. «Правовой механизм очень важен, – отметил Захаров. – Соотношением между свободами, которые у нас есть, и безопасностью, которую мы тоже хотим как граждане. Где эта грань проходит? Решение ЕСПЧ довольно четко показало, что в России, как и во многих других странах, этот баланс не соблюдается».
 
Грядущие перемены
 
Проблема, на которую обратил внимание Захаров, кроется в самом правовом регулировании прослушивания разговоров, а, точнее, в его отсутствии, рассказал Лениздат.Ру адвокат Борис Грузд, представлявший интересы журналиста в ЕСПЧ.
 
 
Решение Европейского суда вряд ли найдет отражение в российском законодательстве, считает юрист. У ЕСПЧ нет полномочий указывать  государству, что оно должно делать. Следить за выполнением решений будет Совет Министров, добавил адвокат, но поскольку речь идет о межгосударственных отношениях, то никакого принудительного механизма нет.
 
Если предположить, что российские власти все-таки примут к сведению постановление ЕСПЧ, то в РФ должны будут разработать новые законы, исключающие возможность злоупотребления со стороны правоохранительных органов.
 
«Опубликованных нормативных актов, которые регламентировали бы саму процедуру прослушивания разговоров, в России нет, – рассказал Лениздат.Ру Борис Грузд, – Наверняка, на уровне подзаконных актов министерств и ведомств, секретных приказов такая регламентация существует. Но поскольку речь идет об ограничении конституционных прав граждан, то должно быть разработано регулирование на уровне федерального закона».
 
Отметим также, что закон, отменяющий приоритет международного права над решениями Конституционного суда, Госдума 4 декабря одобрила во втором и в третьем, окончательном чтении. Теперь КС сможет признавать неисполнимыми решения ЕСПЧ, если они противоречат Конституции РФ.
 
Постановление по делу Захарова к этому закону отношения не имеет, уверен Борис Грузд. Позиция ЕСПЧ основана на конституционных положениях России, отметил юрист, добавив, что противоречит Конституции, как раз нынешнее правовое регулирование.
 
Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений гарантировано гражданам РФ 23 статьей Конституции. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. При проведении оперативно-розыскных мероприятий правоохранители ходатайствуют об ограничении конституционных прав граждан на тайну связи, и в большинстве случаев суд их удовлетворяет. В 2014 году были рассмотрены более 513 тысяч таких заявлений, и 509 тысяч из них было удовлетворено. За первое полугодие 2015 года из рассмотренных 279 тысяч удовлетворены 258,5 ходатайств. 

Александра Шаргородская

Источник: "Лениздат.ру"