Глубокие нравственные страдания

26 Июля 2018

Бывший директор «Лиги школ» Сергей Бебчук подал в суд на журналиста «Медузы». Он требует 4,6 миллиона рублей компенсации.

В мае 2018 года бывший директор московской школы для одаренных детей «Лига школ» Сергей Бебчук подал в суд на корреспондента «Медузы» Даниила Туровского. В январе 2017-го «Медуза» опубликовала расследование Туровского о том, как Бебчук и его заместитель Николай Изюмов на протяжении двух десятков лет сексуально домогались учениц; об этом «Медузе» рассказали выпускницы и бывшие сотрудники школы. Все это время Бебчук отказывался разговаривать с Туровским. В исковом заявлении адвокат бывшего руководителя «Лиги школ» рассказал, как изменилась жизнь Бебчука после публикации текста Туровского. Он говорит о «глубоких нравственных страданиях» своего клиента, «упущенной выгоде» — и требует компенсации.

Почему Следственный комитет отказался заводить уголовное дело после расследования «Медузы» о «Лиге школ»

В январе 2017 года «Медуза» опубликовала расследование специального корреспондента Даниила Туровского о «Лиге школ» (№ 1199), небольшой московской школе для одаренных детей. 19 бывших учениц «Лиги школ» — некоторые из них фигурируют в расследовании, другие связались с редакцией позже — рассказали «Медузе», что их сексуально домогались директор школы Сергей Бебчук и его заместитель Николай Изюмов. Эти сведения подтвердили бывшие сотрудники учебного заведения.

По словам собеседниц «Медузы», Изюмов трогал, обнимал, гладил и целовал учениц. Бывшая ученица Вера Воляк рассказала, что, когда ей было 15 лет, Бебчук и его жена, учительница из той же «Лиги школ» Анастасия Лосева, заставляли ее заниматься сексом втроем. Кроме того, учившиеся в «Лиге школ» утверждают, что Бебчук предлагал им заняться сексом, целовал в губы, требовал раздеться, признавался в любви.

В 2015 году группа выпускников и педагогов «Лиги школ», узнавших о сексуальном насилии, потребовала, чтобы Бебчук и Изюмов ушли из «Лиги школ» и больше не работали с детьми (диктофонная запись переговоров этой группы и Бебчука есть в распоряжении «Медузы»). Школа, основанная в 1994-м, фактически была закрыта: она стала частью другой школы для одаренных детей «Интеллектуал». Тем не менее, оба бывших руководителя «Лиги школ» остались в образовательной системе. Бебчук до 2016-го был замдиректора в «Интеллектуале», а с осени 2015-го работал в проекте «Учитель для России»; в конце 2016-го он также начал консультировать стартап «Алгоритмика» по поводу методологии обучения детей. Изюмов основал «Интеллект-клуб», объединение нескольких образовательных кружков для детей 10-15 лет, в котором преподавал — вплоть до публикации расследования «Медузы».

В разговоре с «Медузой» в 2017 году Николай Изюмов отрицал все обвинения в свой адрес. Попытки издания связаться с Сергеем Бебчуком не увенчались успехом. «Я много раз, конечно, пытался взять у Бебчука комментарий. И смс, и звонки, и просьба [к его знакомым] передать вопросы; я даже съездил в деревню под Тверью, где он [по словам знакомых] должен был находиться», — говорит Даниил Туровский. С женой Сергея Бебчука Анастасией Лосевой Туровский связаться также не смог.

После публикации «Медузы» о домогательствах в «Лиге школ» рассказали многие федеральные медиа, в том числе Первый канал«Россия 1»РЕН и РИА Новости. На сообщения о «Лиге школ» отреагировали член Совета Федерации Елена Мизулина (предложилаввести пожизненное заключение для родителей и учителей, которые, воспользовавшись своим положением, совращали детей; реального продолжения у этого заявления не было) и министр образования и науки Ольга Васильева (заявила, что сексуальные домогательства к школьникам со стороны учителей никогда не носили в России массовый характер).

Бывшие педагоги школы, не согласившиеся с результатами расследования «Медузы», опубликовали «обращение в прокуратуру РФ» с просьбой защитить честь и достоинство руководителей учреждения. Автор письма, бывший учитель «Лиги школ» Герман Левитас заявил, что в публикациях о домогательствах в отношении учениц содержатся «непроверенные слухи» и «легко опровергаемые данные». Под обращением подписались 14 бывших учителей.

Следственный комитет РФ трижды проводил проверку по факту публикации и всякий раз отказывал в возбуждении уголовного дела. Во всех постановлениях об отказе имеются свидетельства о сексуальных домогательствах, причем речь идет не только о бывших ученицах, с которыми общался Туровский, но также о неизвестных «Медузе» случаях.

Например, в тексте постановления от апреля 2017 года лейтенант юстиции, следователь Белоусов М.Ю. приводит слова бывших учениц «Лиги школ» о действиях Сергея Бебчука: «подошел очень близко и стал гладить своей рукой возле шеи… целовать в шею, уши, щеки»; «целовал в закрытые губы, поцелуй длился около трех секунд»; «предложил попариться [в бане]… велел раздеться». О заместителе Бебчука Николае Изюмове бывшие ученицы «Лиги школ» рассказали: «мог зажать к стенке и долго целовать в щеки, лоб, подбородок, уши», «мог ударить ладонью по попе», «мог подойти сзади… целовать в шею, облизывать ухо».

Лейтенант Белоусов пересказывает со слов бывшей ученицы: «Находясь в [зимнем лагере] „Поречье“ Изюмов Н.М. в один из праздников января 2003 года… в пустом коридоре корпуса… находясь в состоянии алкогольного опьянения, при отсутствии других свидетелей, зажал ее всем телом… при этом совершал своим телом возвратно-поступательные движения, периодически касаясь ее, также целовал ее в щеки, в шею». Однако, отмечает Белоусов, девушка «на момент якобы совершенных в отношении ее развратных действий в правоохранительные органы не обращалась», поэтому у следствия «нет оснований доверять» ее показаниям. «Если допустить, что показания правдивы», продолжает лейтенант Белоусов, в действиях Изюмова все равно нет состава преступления, поскольку «ответственность за совершение развратных действий без применения насилия… наступает [если развратные действия] были совершены в отношении лица, заведомо не достигшего 14-летнего возраста», а девушка «уже достигла возраста 14 лет».

Следователь Белоусов в тексте постановления ссылается на часть 2 статьи 135 Уголовного кодекса в редакции 1996 года, действовавшей на момент встречи девушки и Изюмова в коридоре в «Поречье». Эта редакция предусматривает ответственность за совершение развратных действий только к отношении лица моложе 14 лет (современная редакция — в отношении лица моложе 16 лет).

Приведя с десяток свидетельств бывших учениц о домогательствах со стороны Бебчука и Изюмова, следователь Белоусов заключает, что «никто из вышеуказанных лиц с письменными заявлениями своевременно в правоохранительные органы не обращался, а в своих пояснениях они не пояснили, что Бебчук С. А., Изюмов Н.М. и другие лица угрожали им или иным образом препятствовали обра[ти]ться в правоохранительные органы».

Другой следователь, лейтенант юстиции И.В. Елинский, проводивший вторую проверку в августе 2017 года, также сообщает в своем постановлении (об отказе в возбуждении дела), что рассказавшие о домогательствах женщины не обращались в полицию «на протяжении многих лет» — и делает вывод, что в действиях Бебчука и Изюмова нет состава преступления.

К идентичным выводам тот же Елинский приходит и в последнем постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, оно было подписано в октябре 2017-го.

Бывший директор «Лиги школ» Бебчук потребовал 4,6 миллиона рублей компенсации. Он жалуется на «упущенную выгоду»

Судья Чертановского районного суда Москвы Татьяна Ильинская 18 мая 2018 года приняла к рассмотрению иск Сергея Бебчука к Даниилу Туровскому — о защите чести, достоинства и деловой репутации. Текст заявления и материалы возбужденного по его итогам гражданского дела есть в распоряжении «Медузы».

В заявлении адвокат Бебчука — документ подписан защитником Дмитрием Николаевым от имени бывшего директора «Лиги школ» — пишет о «лингвистическом исследовании» фрагментов текста Туровского, проведенном в апреле 2017 года; автор исследования пришел к выводу, что материал «Медузы» содержит «негативную информацию об истце, которая носит характер скрытого или явного утверждения». Затем адвокат Бебчука указывает на три отказа следователей в возбуждении уголовного дела, поскольку «сведения о противоправных действиях не находят своего подтверждения». Ссылаясь на четыре статьи Гражданского кодекса, касающихся компенсации морального вреда и защиты чести, достоинства и деловой репутации (151, 152, 1100, 1101), адвокат Бебчука требует, чтобы суд признал, что расследование Туровского не соответствует действительности. Он также просит взыскать с журналиста три миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда — и еще 1 692 489 рублей и 82 копейки как упущенную из-за публикации материала выгоду.

Адвокат бывшего директора «Лиги школ» пишет, что 26 января 2017-го, то есть через три дня после публикации расследования, благотворительный фонд поддержки и развития образования «Новый учитель» разорвал заключенный с педагогом договор на оказание услуг. Бебчук посчитал средний размер ежемесячных выплат, которые он получал по этому договору, а потом умножил его на количество месяцев, прошедших с момента расторжения договора до подачи заявления в суд в апреле 2018-го: так получилась сумма «упущенной выгоды». «Договор расторгнут по инициативе фонда, — пишет в заявлении адвокат Бебчука, — в связи с „громким скандалом“, вызванным публикацией статьи ответчика [Туровского], что подтверждается письмом электронной почты, направленным в адрес истца [президентом фонда] Аленой Маркович».

Фонд «Новый учитель» реализует единственную программу — «Учитель для России». Цель фонда, согласно официальному сайту, — создать «сообщество талантливых специалистов, изнутри изучивших российскую систему образования и способных дать импульс для ее обновления и развития». Основной спонсор организации — Сбербанк.

В заявлении адвокат Бебчука пишет, что действия ответчика принесли ему «глубокие нравственные страдания». «Истец имеет более 30 лет педагогического стажа, в 1993 году стал директором средней школы № 1199 „Лига школ“ <…> и до самого ее закрытия являлся ее бессменным руководителем, — говорится в заявлении. — Он сам и его методы обучения известны в педагогическом сообществе города Москвы и Российской Федерации в целом. <…> „Лига школ“, без преувеличения, являлась делом всей жизни истца, он жил школой и учениками». Защитник Бебчука указывает, что в «Лиге школ» с 1994 по 2015 годы работала учителем его жена Анастасия Лосева, а старшая дочь выпустилась оттуда в 2015-м.

«И вот эта публикация! — продолжает адвокат бывшего директора „Лиги школ“. — Банк, с которым сотрудничает истец, разрывает отношения с ним. Жену истца [Анастасию Лосеву] фактически увольняют с педагогической работы, предложив ей написать заявление об увольнении по собственному желанию. Дочь истца закидывают вопросами сокурсники в [университете, где она учится]. Если раньше статус выпускника „Лиги школ“ являлся знаком качества, то после публикации он становится знаком позора. На педагогов, которые десятки лет проработали в „Лиге школ“, с подозрением смотрят в педагогических коллективах. И все это связано с именем Бебчука Сергея Александровича. <…> За первой публикацией следует втораятретьячетвертая, пятая. Ответчик [Туровский] не оставляет истца [Бебчука] даже после нескольких отказов в возбуждении уголовного дела. <…> Таким образом, публикация непроверенных сведений ответчиком фактически перечеркнула всю жизнь порядочного человека, талантливого педагога и руководителя».

Где именно работала жена Бебчука Анастасия Лосева, когда ее, по словам адвоката бывшего директора «Лиги школ», заставили уволиться, точно неизвестно. В публикации на сайте newtonew.com(«просветительский медиа-проект об образовании» из Петербурга, как указано в разделе «О проекте») в декабре 2015 года Лосева названа «работником Центра педагогического мастерства Москвы». Центр педагогического мастерства — подведомственное столичному департаменту образования учреждение. Судя по сайту центра, в 2016 году Лосева вела там авторский курс, посвященный подготовке учеников к олимпиаде по мировой художественной культуре: «В данном курсе мы поговорим о нестандартном подходе в подготовке к школьному этапу всероссийской олимпиады по МХК. Расскажем о методах преподавания уроков МХК». На звонок «Медузы» в центре не ответили.

Сейчас Лосева остается старшим научным сотрудником Государственного института искусствознания (ГИИ). «Очень хороший человек и прекрасный сотрудник. Что она сделала не то? Та давняя история с ее мужем — она совершенно неправдивая», — сказала «Медузе» директор ГИИ Наталия Сиповская.

Связаться с Сергеем Бебчуком и Анастасией Лосевой «Медузе» в очередной раз не удалось. Рассмотрение дела в суде назначено на 14 августа.

* Поправка. Первоначально в тексте говорилось, что следователь Белоусов ссылается на статью 135 современного УК РФ. В действительности он ссылается на статью 135 УК РФ старой редакции. «Медуза» приносит свои извинения читателям.


Источник: Медуза





Подпишитесь на нас


не забудьте поставить приоритет при подписке!
 

 
Проект "Правила выживания в сети"
Наш канал-видеоликбез по информационному праву