Госдума 2011-2016: свобода прессы по-депутатски

1 Июля 2016

Редакторы петербургских СМИ назвали Лениздат.Ру законы, приятные депутатами VI созыва Государственной думы, которые больше всего отразились на работе журналистов. Среди них оказались, например, «право на забвение», запрет «пропаганды суицида», закон о новостных агрегаторах. По мнению экспертов, большинство этих законодательных актов чревато избирательным применением  и провоцирует СМИ на жесткую самоцензуру.
 
1. Ограничение иностранных капиталов
 
Большинство собеседников Лениздат.Ру в первую очередь вспомнилизакон об ограничении  иностранного капитала. С 1 января 2016 года доля зарубежного участия в российских СМИ не должна превышать отметку в 20%. Кроме того, в качестве учредителей СМИ отныне не могут выступать другие государства, международные организации, иностранные физические и юридические лица, а также россияне с двойным гражданством.
 
 «Закон об иностранном капитале в СМИ коснулся нас напрямую, - рассказал Лениздат.Ру генеральный директор Агентства журналистских расследований (АЖУР) Андрей Константинов. - Отношусь я к этому, как к погоде - сегодня дождь, а завтра солнце. Это весьма странный закон с точки зрения его практического применения. Если хотели ограничить влияние шведов на информационную политику, то это смешно. Они и не влияли на нее совсем, им это неинтересно». 
 
Впрочем, по мнению главреда «Агентства бизнес новостей» Василия Романова, действительные последствия данного закона вероятно можно будет наблюдать в скором будущем. «Если смена акционеров «Фонтанки» или «Делового Петербурга» не повлияла на их редакционную политику на данный момент, то может повлиять на нее через какое-то время. Возможно, журналистам «Фонтанки» было хорошо жить со шведскими акционерами в “шведской семье”», - предположил Романов.
 
Ранее газетой «Деловой Петербург» и 51% акций «АЖУР-медиа» (издатель «Фонтанки.ру») владели структуры шведской компании Bonnier Group.  В конце 2015 года владельцем 80% акций «ДП» стал глава Fort Group Максим Левченко, а акции «АЖУР-медиа» вернулись обратно миноритарным акционерам Александру Горшкову, Андрею Потапенко, Андрею Константинову и Евгению Вышенкову.
 
Подобное происходило и с другими СМИ. Так, свои активы в России продал издательский концерн Axel Springer SE, владеющий Forbes, Forbes.ru, finanz.ru, OK!, GEO и Gala. В итоге, по данным Ассоциации распространителей печатной продукции, из-за вступившего в силу закона об ограничении иностранного капитала рынок печатипотерял 2,8 млрд рублей.
 
По мнению управляющего партнера Коллегии юристов СМИ Федора Кравченко, данный закон был принят не в расчете на тотальное применение, а как дополнительный способ надавить на конкретный проект, если это потребуется. «Законопослушные иностранцы массово вышли из капиталов российских медиакомпаний. В этом смысле влияние на рынок было просто «тектоническим». Но замах не соответствовал силе удара, и государство не стало пока полномасштабно следить за соблюдением на практике тех правил, которые оно установило. В итоге случаи, когда против СМИ были применены санкции, обозначенные в законе, единичны», - рассказал Лениздат.Ру Кравченко.
 
2. Запрет на «пропаганду суицида»
 
Затруднила работу многих петербургских СМИ и череда законодательных запретов различных «пропаганд», которые были приняты депутатами Госдумы VI созыва. «Пропаганда наркотиков, суицида, гомосексуализма, экстремизма - все эти законы дико снижают возможности для описания любой истории, которая происходит в стране или городе. Появляется самоцензура. Становится гораздо труднее выбирать темы», - рассказал Лениздат.Ру главный редактор журнала «Город 812» Сергей Балуев.
 
Больше всего проблем принес закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, который вступил в силу 1 сентября 2012 года. Документ запрещает в том числе публикацию так называемой «пропаганды суицида». 
 
По мнению главы 47news Евгения Вышенкова, эта норма сделала многие тексты крайне неудобочитаемыми. «Теперь нельзя указывать, как человек покончил с собой. То есть если кто-то повесился в лесу, мы говорим "он покончил с собой", и, исходя из ситуации, что нельзя говорить про веревку, пишем "при помощи высокого дерева"» - рассказал Лениздат.Ру Вышенков.
 
По словам главы Центра защиты прав СМИ Галины Араповой, такие ограничения стали наиболее активно применяться после расследований «Новой газеты» о группах в социальных сетях, посвященных детскому суициду. «Роскомнадзор и Роспотребнадзор активно стали выносить предупреждения СМИ по всей стране за невинные публикации о самих фактах самоубийств. Они трактуют это очень просто: можно написать, что человек покончил жизнь самоубийством, но нельзя написать, как именно он это сделал», - пояснила Лениздат.ру Арапова.
 
По ее мнению, публикации в прессе не влияют на уровень детских суицидов. «На мой взгляд, просто умалчивая сами факты самоубийств, мы не сможем избавиться от проблемы», - отметила Арапова, при этом добавив, что во многих странах в кодексах профессиональной этики журналистов указано, например, что не стоит писать о попытках суицида вообще, чтобы избежать повторных, которые могут оказаться результативными.
 
«Закон о защите детей от вредоносной информации внес свои коррективы в сетку передач, - рассказал Ленздат.Ру генеральный директор телеканала «Санкт-Петербург» Сергей Боярский. - Мы теперь не можем показывать добрую часть сериалов, снятых в 2000-х годах, так как там есть сцены курения, алкоголя, употребления наркотиков, а также достаточно откровенные сцены. В итоге мы все тщательно отсматриваем, у нас для этого созданы специальные рабочие места. Какие-то сцены приходится вырезать».
 
По мнению Боярского, большую пользу обществу такие законы не несут. «Конечно, идея была благая, и мне тоже очень хочется, чтобы наполнение эфира было более позитивным и нравственным. Но известно, что подростки стараются смотреть то, что им нельзя, и такие ограничения провоцируют их на просмотр того, что стоит под меткой “18+”», - считает Боярский.
 
Евгений Вышенков предложил бороться с этими запретами флешмобом. «Представьте такую картину: в один день все петербургские СМИ выходят с главной новостью, которая сделана исключительно по закону. Нужно, чтобы заранее над ними сидело по два юриста и вычёркивали все, что попадает под запреты. Появится не журналистский материал, а сплошная неразбериха. А в конце каждой статьи журналисты напишут: “Депутаты Госдумы хотят, чтобы каждая статья была такая”», - поделился мыслями с Лениздат.Ру главред 47news.
 
3. Право на забвение
 
Бурную дискуссию общественности также вызвал и закон о «праве на забвение». Отныне поисковики обязаны удалять по требованию граждан ссылки на информацию о них, если она является неактуальной, недостоверной или распространяется с нарушением закона.
 
В пакете с данной инициативой на рассмотрение Госдумой были внесены также поправки в КоАП, которые предусматривают крупные штрафы (до 3 млн рублей) для поисковиков за неисполнение решения суда об удалении ссылок.
 
Главный редактор «Санкт-Петербургских ведомостей» Дмитрий Шерих высказал мнение в беседе с Лениздат.Ру, что в таком законе была необходимость, хоть он и оказал воздействие на информационную картину в интернете . «Будучи пользователем интернета со стажем, часто вижу, как обрывки информации о жизни непубличных людей, которые каким-то образом попали в интернет 5-10 лет назад, продолжают свое существование и всплывают в информационных системах. Иногда это может искажать актуальную картину. Я понимаю тех, кто хочет воспользоваться этим правом. Конечно, это может немного изменить рабочие инструменты журналистов, но надо к этому привыкать», - считает Шерих. 
 
За три первых месяца действия данного закона, который вступил в силу 1 января 2016 года, поисковик «Яндекс»получил более 3600 обращений от 1348 человек с требованием удалить ссылки по их запросам. Лишь 27% обработанных обращений были удовлетворены. 
 
Отказал «Яндекс» и петербургскому бизнесмену Евгению Пригожину, неоднократно упоминаемому в СМИ в качестве предполагаемого создателя так называемой «фабрики троллей», которая размещалась под Петербургом в Ольгино, а затем по адресу ул. Савушкина, 55. Так же на запрос бизнесмена отреагировали Google и Mail.ru. Позже Пригожин подал в суд на эти компании. Если иски к Google и Mail.ru миллиардер отозвал, то судебная тяжба с компанией «Яндекс» продолжается. Второе заседание по данному делу назначено на 5 июля.
 
Как рассказал Ленидат.Ру руководитель Центра защиты цифровых прав Саркис Дарбинян, случай с Пригожиным – исключение, ведь кем и как применяется данный закон в большинстве случаев неизвестно. «Мы не можем видеть тех лиц, которые уже обратились к поисковикам, потому что закон прямо запрещает раскрывать эту информацию. Поэтому поисковые системы  выдают лишь общие данные о количестве поданных заявлений и количестве удовлетворенных», - отметил Дарбинян.
 
По мнению Федора Кравченко, количество судебных дел, связанных с данным законом, будет лишь расти. «В отличие от запретов «пропаганды» и других законодательных инициатив Ирины Яровой, здесь речь идет не о том, что государство возбуждает дела, а о делах, которые возбуждаются по инициативе граждан – субъектов этого права. Постепенно, по мере наработки практики, количество судебных дел, связанных с этим законом, будет увеличиваться. Взрывного характера мы не ожидали и не наблюдаем», - рассказал Лениздат.Ру Кравченко.
 
4. Закон о новостных агрегаторах
 
Возможно, отразятся на медиа и поправки в закон «Об информации»,  которые вступят в силу с 1 января 2017 года. К СМИ приравниваются новостные сервисы с ежедневной аудиторией более 1 млн человек. 
 
Популярные новостные агрегаторы должны будут в течение 6 месяцев хранить опубликованную ими информацию, сведения об источнике ее получения и о сроках распространения. Кроме того закон накладывает на сервисы обязанность самостоятельно проверять достоверность информации в публикациях сайтов, не имеющих лицензии Роскомнадзора. В итоге «Яндекс Новости», вероятно, будут вынуждены отказаться от обработки информации с незарегистрированных в ведомстве сайтов. Из этого следует, что такие популярные ресурсы, как «Бумага», проекты Look At Me, Roem.ru, vc.ru, TJournal.ru, рискуют оказаться вне индексации крупнейших новостных агрегаторов. 
 
Василий Романов считает, что закон направлен на конкретную компанию. «Этот закон – абсолютный бред. Выглядит это примерно как “Мы нашли в библиотеке одну экстремистскую книгу и из-за этого закрыли всю библиотеку сразу”. Думаю, весь закон - способ давления на “Яндекс”»,  - рассказал Лениздат.Ру главред «АБН».
 
По мнению Сергея Балуева, «Яндекс» начал меняться еще до вступления закона в силу. «Я заметил, что гораздо меньше стали индексироваться блогеры. По-моему, это даже с законом не связано, а личные действия «Яндекса». Все стараются быть максимально осторожными: иногда бегут впереди паровоза, а иногда позади», - рассказал он Лениздат.Ру.
 
По словам Федора Кравченко, новостные агрегаторы будут адаптироваться, искать компромиссы между законом и своей бизнес-моделью. «Трудно сказать, сколько проектов при этом будет похоронено. Возможно в будущем Роскомнадзор периодически будет высказывать возмущение по поводу того или иного новостного повода, который имел большой общественный резонанс. Но, конечно, никто чисто физически не сможет системно следить за соблюдением данного закона – уж слишком большие объемы информации проходят ежедневно через агрегаторы», - рассказал Лениздат.ру юрист.
 
5. Аккредитация на выборы
 
Внесли свои коррективы в работу журналистов и поправки в закон «О СМИ», которые депутаты одобрили в конце февраля 2016 года. Речь идет о новых правилах работы СМИ на выборах. Теперь на избирательные участки будут допускаться только журналисты, проработавшие в СМИ не менее двух месяцев, а также заблаговременно получившие аккредитацию в региональной избирательной комиссии.
 
По мнению корреспондента Фонда защиты гласности в Петербурге Романа Захарова, закон, который должен был внести порядок, может неверно трактоваться на местах. «Думаю, что подробные инструкции ЦИК – это влияние Эллы Памфиловой. Не было бы ее, было бы менее понятно. Но есть большой вопрос: хотят ли этого представители власти на местах? Ведь не секрет, что далеко не все указания спускаются из Кремля. Многие скандальные ситуации – это инициатива людей на местах: от губернаторов до муниципальных властей», - рассказал Лениздат.Ру Захаров.
 
Категорически не согласна с такими ограничениями депутат петербургского ЗакСа и бывший декан факультета журналистики СПбГУ Марина Шишкина. «Если речь идет о том, чтобы сделать выборы прозрачными, то нужно беспрепятственно пускать на них журналистов – лучшего способа сделать их честными - просто нет. Такие ограничения приведут не к порядку, как указывал ЦИК, а к декларативной “прозрачности”», - поделилась мнением с Лениздат.Ру парламентарий.
 
«Законы проще отменить, чем изменить»
 
От следующего состава Госдумы эксперты ждут новых ограничений. «Не думаю, что мы можем ожидать либерализации. Совершенно понятно, что тенденция будет на ужесточения контроля», - поделился мнением с Лениздат.Ру Андрей Константинов.
 
«Главная особенность всех этих законов – выборочность, - уверен Сергей Балуев, - Журналист работает в том режиме, в котором он привык, а в случае чего найдется не один, так другой закон, который он, оказывается, нарушил». Редактор «Города 812» добавил, что следующие законы, которые будут приняты Госдумой в отношении СМИ, скорее всего, сохранят эту тенденцию.
 
По мнению Галины Араповой, следующему депутатскому составу Госдумы будет проще отменить действующие законы, чем доработать их. «Этот состав Государственной думы столько наворотил, что анализировать здравомыслие принятых законов юристы уже давно перестали. Поэтому предугадывать, что нам подарит новый состав даже маги и волшебники бы не стали. Но если случится чудо и будут адекватные депутаты, то все приятные законы надо не дорабатывать, а отменять, начинать с нуля», - рассказала Лениздат.Ру Арапова.
 
P.S. В 2015 году, по данным исследований «Репортеров без границ», Россия заняла «почетное» 148 место в рейтинге стран по свободе прессы, поднявшись на 4 пункта по сравнению с 2014 годом. «Соседями» России оказались Пакистан и Мексика. 

Виталий Беспалов

Источник: "Лениздат.ру"