Напали люди в масках

29 Марта 2017

В Краснодарском крае избиты корреспонденты Радио Свобода Сергей Хазов-Кассиа и Андрей Костянов.

Они работали в городе Кропоткин над репортажем о фермерском марше, который должен был пройти сегодня. Оператор Андрей Костянов в больнице – у него сломано ребро, у Сергея Хазова-Кассиа серьезных повреждений нет. ​В МВД Краснодарского края заявили, что сейчас "полицейские проводят все необходимые мероприятия".

Утром во вторник у входа в гостиницу журналисты, приехавшие в город Кропоткин освещать протесты фермеров, подверглись нападению неизвестных в масках, которые избили их, применяя газовые баллончики, и отобрали компьютер и съемочное оборудование. Нападавшие скрылись.

Журналисты вызвали полицию. Утром, до нападения, в гостиницу, где остановились Хазов-Кассиа и Костянов, приезжали полицейские, чтобы проверить, в номере ли журналисты.

Вот что рассказал Сергей Хазов-Кассиа:

– Мы приехали на Тракторный марш, который сегодня должен состояться, но не состоится, потому что задержали всех участников. С утра мы вышли из гостиницы, чтобы ехать туда, подошли к такси, и тут к нам подлетели 10–15 молодых людей в масках и балаклавах, повалили на землю меня и оператора Андрея Костянова, начали избивать ногами, забрали все оборудование, сняли с меня рюкзак, в котором был компьютер и документы. У Андрея забрали его рюкзак, камеру, штатив вытащили из багажника такси, сели на автобус и убежали. Я побежал за ними и сфотографировал этот автобус, на котором они уехали.

– Что-нибудь они выкрикивали? Угрожали?

– Нет, они кричали "п*******" и что-то такое, пытались вытащить телефон у меня из кармана. У них явно была задача забрать все оборудование, которое у нас было. У меня в куртке были деньги, их можно было легко вытащить, но никому они были не нужны. А телефон я им не отдал. С того момента, как мы сюда приехали, дважды приезжали сотрудники полиции. Вчера в гостиницу – узнавали, кто здесь живет, и сегодня с утра за час, наверно, до нашего выхода, и тоже узнавали, кто находится в отеле. Потом сотрудники полиции уехали, а через 40 минут приехали эти ребята. Ну то есть, может, они раньше приехали, но через 40 минут на нас напали.

– Что с полицией, которую вы вызвали?

– Полиция приехала, правда, она ехала очень долго. Самое главное, что у нас есть номер этой машины, мы позвонили в полицию, продиктовали ее номер, ее можно было бы задержать на любом посту ГАИ, но до сих пор никакой информации о том, задержана ли она. Нам полицейские, которые здесь сидят, говорят, что может, машину задержали, но мы типа ничего не знаем: может, ее, а может, и нет. Я им говорю: номер-то есть, они говорят: ничего сказать не можем.

Оператора Андрея Костянова доставили в больницу – у него сломано ребро, у Сергея Хазова-Кассиа, по его словам, серьезных повреждений нет.

Сотрудники правоохранительных органов, приехавшие на место нападения, заявили журналистам, что записи с камер видеонаблюдения, установленных поблизости, не сохранились.

В пресс-службе МВД по Краснодарскому краю Радио Свобода заявили следующее:

"В городе Кропоткин Краснодарского края полицейские проводят все необходимые оперативные мероприятия, направленные на установление и задержание лиц, причастных к нанесению телесных повреждений представителям радиостанции и похищению у них аппаратуры. Сообщение о противоправных деяниях поступило в дежурную часть УМВД по Кавказскому району. В настоящее время на месте происшествия работают сотрудники следственно-оперативной группы".

Сергей Хазова-Кассиа, который находился в отделении полиции, сообщил, что полицейский, узнав о месте работы журналистов, сказал, что у него "пропало желание помогать":

Однако опрос в полиции прервался, и следователь повез журналистов обратно в гостиницу, где были обнаружена похищенная утром техника, рассказывает Сергей Хазов-Кассиа:

– В отделе полиции меня начал допрашивать следователь, я рассказал все, что происходит. Андрей ждал в коридоре. В середине допроса нас прервал другой сотрудник, который сказал: "Поехали сейчас осматривать место происшествия, допрос закончим потом". Сотрудник, который проводил допрос, говорит: "Да нет, зачем, сейчас я быстро доделаю..." – "Нет-нет, поехали сейчас же в гостиницу и осматривать место происшествия". Хотя оно было осмотрено уже нарядом, который приехал, там были сотрудники. Мы приехали в гостиницу, сотрудники полиции настаивали на том, чтобы осмотреть номера, хотя в номерах ничего не было, все происходило на улице, и зачем их осматривать – было непонятно. Мы зашли в номер к Андрею Костянову и там обнаружили рюкзак его, кофр из-под штатива и какую-то коробку картонную, которая стояла на всем этом, за шкафом все было спрятано. Сотрудники гостиницы сказали, что они никого не видели, не понимают, кто это мог принести, хотя гостиница очень маленькая, и мимо ресепшена пройти невозможно. Никаких балконов в комнатах нет, это третий этаж, то есть вариантов, кто кто-то проник мимо ресепшена, нет, и что их не видели, тоже невозможно. Потом мы ждали какое-то время эксперта-криминалиста, он приехал, открыл все наши вещи. В принципе, основное оборудование все на месте – камера, компьютер, жесткий диск. Нет денег, которые были у меня в рюкзаке, нет самого рюкзака и некоторых мелочей. Сейчас пишут протокол осмотра места происшествия, куда переписывают все изъятые вещи. Также чехол от моего компьютера изымают для снятия отпечатков. Потом мы опять поедем, я так понимаю, к следственный отдел, чтобы подписывать протокол, и так далее. Я должен еще пройти медосвидетельствование.

– А у вас есть какое-то объяснение, что произошло, есть какие-то версии?

– Ну, объяснение одно. Мы вчера целый день ездили с фермерами по станицам, по разным местам, поэтому засветились. И было известно, зачем мы сюда приехали. Сотрудники полиции проверяли вчера и сегодня, кто проживает в отеле, и после этого нас караулили. Я уверен, что все было сделано, чтобы мы не снимали фермерский марш. И наверное, вещи нам вернули, чтобы показать: убирайтесь отсюда и ничего тут не делайте!

В пресс-службе Главного управления МВД России по Краснодарскому краю изданию "Коммерсант" заявили, что версия бытовых причин возникновения конфликта рассматривается в качестве основной.

Радио Свобода считает эту версию несостоятельной и связывает нападение на журналистов с их профессиональной деятельностью.

Президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Томас Кент назвал неприемлемым "разбойное нападение" на журналистов, которые выполняли свои профессиональные обязанности. В специальном заявлении он потребовал провести всестороннее расследование инцидента с акцентом на роли местной полиции, чтобы он не стал еще одним преступлением против журналистов в России, которое останется безнаказанным.

Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов отмечает, что в России создалась ситуация, когда журналисты, освещающие какие-либо протестные акции, "в обязательном порядке рассматриваются, как часть протестующих", а Кубань всегда отличалась "мягко говоря, неприязненным отношением" к независимой прессе:

– У меня такое ощущение, что в стране наступает просто полное безгласие. Любая попытка выразить свое недовольство чем-нибудь происходящим, находящая хоть малейшее отражение или хоть малейшую симпатию в средствах массовой информации, мгновенно становится чреватой и для тех, кто выражает это недовольство, и для тех, кто пытается это недовольство отразить. У меня такое ощущение, что за последние два-три дня в России арестовали больше тысячи человек, причем их, конечно, потихоньку выпускают и будут выпускать, но многих из тех, кого арестовали, побили, просто в связи с тем, что, когда берешь вещь в руку, надо же с ней немножко повозиться, а ребята совершенно оголтелые. Как я понимаю, им дана большая воля в обращении с теми, с кем они имеют дело, как с протестующими, так и с освещающими.

У нас создалась ситуация, когда освещающие в обязательном порядке рассматриваются как часть протестующих, хотя это все должно было быть иначе, потому что у каждого своя задача – одни протестуют, а другие освещают этот протест, соглашаясь с ним или не соглашаясь, но это уже следующий этап, когда это выходит на экраны. Здесь сделан максимум, чтобы до экрана это не дошло. Кубань во время руководства там господина Ткачева отличалась, мягко говоря, неприязненным отношением к независимым СМИ, они даже к зависимым СМИ относились с предубеждением. Потому что средство массовой информации всегда было для бюрократа подозрительным: кого массово они собираются информировать, – заключает Алексей Симонов.

Председатель Союза журналистов Москвы Павел Гусев назвал нападение на съемочную группу РС "абсолютным противодействием профессиональной деятельности журналиста":

– Любое нападение на журналиста – это абсолютно неправовые действия и противодействие профессиональной деятельности журналиста, где бы он ни находился. То, что произошло с вашими товарищами, к сожалению, наибольшее количество правонарушений в отношении журналистов – это регионы. Вот в регионах больше всего правового беспредела. На мой взгляд, это происходит по одной простой причине: большинство средств массовой информации в регионах принадлежит государству, региональным властям, экономически независимых СМИ нет, и журналистов тоже. И это, конечно же, вызывает раздражение у местных властей, которые используют все законные, иногда и незаконные методы, для того чтобы не дать работать журналистам. Это грубейшее нарушение Конституции. Мелкие, небольшие случаи противодействия журналистам есть практически в любом регионе. Другое дело, что они происходят с разной интенсивностью. Ну, в одном случае просто не дают информацию, в другом случае просто не отвечают, что тоже является нарушением, а еще в одном случае бьют или угрожают, что является вообще уже уголовно наказуемым, – заключает Павел Гусев.

Тем временем в городе Тихорецке Краснодарского края сегодня задержаны четверо участников "тракторного марша", запланированного на 28 марта. Об этом "ОВД-Инфо" сообщил один из задержанных Валерий Иванченко. Двоих оставили на посту ДПС, двоих, включая Иванченко, повезли в Следственный комитет в станицу Новопокровская. Участники марша протеста фермеров собирались ехать в город Кропоткин на встречу с вице-губернатором Краснодарского края. По словам Иванченко, у них проверяли содержимое автомобилей, спрашивали, кто их финансирует.

24 марта якобы за неуплату налогов был арестован организатор марша Алексей Волченко.

Фермеры выступают против коррупции и незаконного захвата их земель, происходящего, как они считают, при попустительстве властей и правоохранительных органов.

Первый "тракторный марш" прошел в августе 2016 года. Колонна фермеров на тракторах двинулась из Краснодарского края в Москву, чтобы рассказать президенту Путину о своих проблемах. В Ростовской области колонну задержали. Многие участники акции были арестованы.

 

Источник: "Радио Свобода"