Дело без заказчиков лишилось исполнителей

8 Апреля 2011

Прекращено уголовное преследование обвиняемых в убийстве директора ГТРК «Дагестан», сообщает газета «Коммерстантъ».

Громким провалом для правоохранительных органов закончилось расследование дела об убийстве известного на Северном Кавказе журналиста, директора ГТРК "Дагестан" Гаджи Абашилова. Уголовное преследование двух обвиняемых в убийстве было прекращено спустя ровно три года после совершения преступления, а расследование убийства, похоже, приостановлено навсегда, поскольку других подозреваемых у следствия нет.

На днях Руслан Гитиномагомедов и Эльчин Гасанов, а также их защитники получили уведомление, подписанное следователем по особо важным делам Главного следственного управления СКР по СКФО Эшрефом Абдуллаевым о том, что их уголовное преследование прекращено по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 Уголовно-процессуального кодекса РФ "за непричастностью к совершенному преступлению". При этом "производство" предварительного следствия по уголовному делу N 802205 приостановлено за отсутствием лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.

Председатель ГТРК "Дагестан" Гаджи Абашилов, в убийстве которого они обвинялись, был расстрелян 21 марта 2008 года в Махачкале. Первоначально в числе главных следствие рассматривало "ваххабитскую" версию. Дело в том, что господин Абашилов был объявлен ваххабитами своим врагом и внесен в так называемые расстрельные списки чиновников и политиков, которые подлежали ликвидации, еще за несколько лет до убийства, когда являлся главным редактором еженедельника "Молодежь Дагестана". По другой версии, господина Абашилова могли убить как одного из главных идеологов в команде тогдашнего президента республики Муху Алиева, а преступление было совершено с тем, чтобы ослабить влияние последнего. Не сбрасывало со счетов следствие и предположение о личной мести председателю ГТРК, а уже в ходе судебного процесса во время первых допросов прозвучала тема о возможных разборках из-за "рекламных денег" на телевидении.

В июле 2008 года зампред следственного комитета при прокуратуре РФ Борис Салмаксов заявил, что обвинение в убийстве господина Абашилова было предъявлено троим задержанным (впоследствии один их них приобрел статус свидетеля).

По версии следствия, "не установленные следствием лица неустановленным путем" заказали убийство дагестанцу Руслану Гитиномагомедову и уроженцу Азербайджана Эльчину Гасанову, временно проживавшему в Ессентуках, пообещав им денежное вознаграждение. "Не установленные следствием лица, организовавшие совершение преступления и являвшиеся его заказчиками", говорится в деле, обеспечили исполнителей машиной ВАЗ-2109, автоматом АК-74 и патронами к нему, а также организовали слежку за господином Абашиловым. Оба обвиняемых в последнее перед совершением преступления время занимались в Азербайджане торговлей. В июне 2008 года, спустя три месяца после совершения преступления, они уже были задержаны в Ставропольском крае, в городе Ессентуки, и заключены под стражу. Им было предъявлено обвинение в убийстве по найму, покушении на убийство и незаконном обороте оружия и боеприпасов. Дело в отношении заказчиков преступления выделено в отдельное производство.

Однако уже в сентябре президент Алиев на совещании с руководителями правоохранительных органов республики практически опроверг утверждение господина Салмаксова. "Эти дела до сих пор стоят нераскрытыми,— заявил президент республики, имея в виду несколько резонансных преступлений последних месяцев.— Почему за убийство руководителя ГТРК "Дагестан" несут ответственность какие-то азербайджанцы? А каковы мотивы? Кто стоит за этим преступлением? До сих пор не выяснено". Позднее, выступая в Москве на пресс-конференции, Муху Алиев добавил: "Считаю: найдены какие-то стрелочники, это как бы исполнители, на которых какой-то там свидетель показал, а им-то он (Гаджи Абашилов.— "Ъ") не нужен был. Надо раскрыть преступление. Выяснить, кому это нужно было".

В ходе предварительных слушаний и на первом заседании с участием присяжных, состоявшемся 18 мая 2010 года в Верховном суде Дагестана, версию следствия отвергли не только подсудимые и их защитники, но и потерпевший — сын убитого, главный редактор газеты "Молодежь Дагестана" Шамиль Абашилов. Последний при этом отмечал, что заместитель генпрокурора Иван Сыдорук четырежды отказывался утверждать обвинительное заключение. Разделение уголовного дела на два, в отношении исполнителей и в отношении неустановленных заказчиков, по мнению Шамиля Абашилова, привело бы в итоге к тому, что лица, стоявшие за этим громким преступлением, так и остались бы неназванными. Однако председательствующий на процессе судья Бутта Увайсов в начале процесса трижды отклонял ходатайства об объединении дел. И лишь накануне прений, когда потерпевший четвертый раз заявил свое ходатайство, господин Увайсов неожиданно удовлетворил его. Не возражали против этого на этот раз и представители гособвинения.

Согласно решению суда, дело должно было быть не просто возвращено в Генпрокуратуру на доследование, но и объединено с делом о заказчиках преступления. В связи с этим судья продлил срок содержания обвиняемых под стражей до 25 сентября. Адвокат Бакри Бакриев, представляющий интересы Эльчина Гасанова, высказал предположение, что стороне обвинения после нескольких заседаний стало очевидно, что присяжные неминуемо вынесут оправдательный приговор,— именно этим можно было объяснить неожиданное изменение их отношения к ходатайству потерпевшего.

В августе прошлого года, еще до истечения срока содержания под стражей обвиняемым по делу Руслану Гитиномагомедову и Эльчину Гасанову была изменена мера пресечения. По решению следователя они были выпущены из владикавказского СИЗО, куда были этапированы из Махачкалы, под подписку о невыезде. Формальным основанием для этого стало превышение предельно допустимого срока содержания обвиняемых под стражей. Однако уже тогда адвокат Бакри Бакриев, представлявший интересы Эльчина Гасанова, высказал "Ъ" предположение, что в ближайшее время уголовное преследование этих обвиняемых может быть вовсе прекращено. "Дело было явно сфабриковано,— сказал господин Бакриев,— и вряд ли теперь следствию удастся изменить что-либо принципиально на основании имеющихся материалов".

Теперь, после того как следствие само поставило точку в неудавшемся расследовании, бывшие подсудимые могут воспользоваться правом на реабилитацию и потребовать компенсацию за незаконное привлечение к уголовной ответственности и содержание под стражей.

"Это было ожидаемое решение,— заявил вчера "Ъ" сын господина Абашилова Шамиль, комментируя прекращение уголовного преследования обвиняемых.— Они (следователи.— "Ъ") хотели упрятать этих двоих за решетку и объявить о том, что дело раскрыто. А главное дело — по заказчикам и организаторам — отправили бы в архив и забыли о нем. Мне следователь откровенно сказал о том, что из архива его достанут только в том случае, если лично я предъявлю им новые доказательства... Конечно, единственное, что могло бы меня удовлетворить, это если следствие нашло бы истинных заказчиков и исполнителей убийства моего отца. А в том, что произошло, хорошо хотя бы то, что не посадили невиновных, и следствие не сможет теперь заявлять о том, что они раскрыли преступление".

Юлия Рыбина

Источник: «Коммерсантъ»