Рядовых прокуроров отстранили от решений по экстремистским материалам

9 Ноября 2016

Но этот приказ генпрокурора не выполняется

Заявления в суды о признании материалов экстремистскими могут направлять только прокуроры регионов с предварительного одобрения Генпрокуратуры. Об этом говорится в тексте приказа («Ведомости» с ним ознакомились), подписанного еще в марте 2016 г. генпрокурором Юрием Чайкой. Прокурорам городов и районов запрещено направлять заявления в суды, они могут лишь уведомить прокуроров субъектов о выявлении материалов с признаками экстремизма, а те, в свою очередь, готовят заявление и направляют его вместе со сведениями о проверке в Генпрокуратуру, которая рассматривает эти документы в течение месяца.

Официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной подтвердил «Ведомостям» наличие такого приказа. Это направление является одним из приоритетных и поэтому нуждалось в выстраивании эффективной системы надзорной деятельности, пояснил он.

Однако в регионах этот приказ нарушается. Так, прокурор Заводского района Орла 8 июня направил в суд заявление с требованием признать экстремистским ролик «RGD 88 – кто, если не мы». Прокурор Воркуты 17 июня обратился в суд по поводу песни «Я рисую на асфальте – хватит чурок». А прокурор Сеймского административного округа Курска посчитал экстремистским видеоролик «Точные цитаты из Талмуда о гоях (не евреях)...». Во всех случаях суды требования прокуроров удовлетворили.

Осенью 2015 г. в Госдуму был внесен законопроект, согласно которому решение о признании материалов экстремистскими могут принимать только высшие суды субъектов Федерации, но этот документ завис, говорит один из его авторов – Ярослав Нилов (ЛДПР). Поводом к инициативе стало решение горсуда Южно-Сахалинска о признании экстремистскими нескольких сур Корана. Вскоре после этого была принята другая поправка, внесенная президентом, о «неприкосновенности» священных книг (см. врез).

Не стоит ожидать, что список экстремистских материалов уменьшится, считает адвокат Дамир Гайнутдинов: «Генпрокурор, выступая с отчетными докладами, всегда упоминает борьбу с экстремизмом, хвастаясь числом заблокированных сайтов и удовлетворенных исков о признании материалов экстремистскими». Сейчас обсуждается возможность передачи в региональные прокуратуры полномочий во внесудебном порядке блокировать сайты, что пока могут делать только генпрокурор и его заместители, напоминает адвокат: «В региональных прокуратурах создаются такие центры по борьбе с экстремизмом – с одной стороны, им делегируются полномочия по блокировкам, с другой – на их уровень поднимается возможность обращаться в суд с запретом экстремистских материалов».

О необходимости этого говорили давно, поскольку рядовые прокуроры сочиняли дикие заявления, требуя запретить то, что не имеет смысла запрещать, говорит директор центра «Сова» Александр Верховский. Идея перенести юрисдикцию на уровень высших судов субъектов не реализовалась, поэтому прокуратура решила пойти другим путем, поясняет он: «Это не панацея, но хотя бы некий фильтр, который уменьшит число «мусорных» решений, считается, что прокуроры регионов компетентнее». Верховский признает, что на практике это не всегда работает, так как прокуроры могут не знать об этом приказе. Сейчас в федеральном списке экстремистских материалов 3895 позиций и более чем наполовину список абсурден, считает эксперт, потому что прокуроры на местах все чаще «чувствуют себя обязанными что-то запретить». Попытка внести здравый смысл была, когда приняли поправку о запрете признавать экстремистскими священные книги, хотя это особо не помогло, признает Верховский: сейчас в суде в Выборге требуют признать экстремистской Библию в переводе свидетелей Иеговы.

Источник: "Ведомости"

Фото: Николай Титов / PhotoXPress