Главный редактор «Четвертой власти» стал подозреваемым по делу о клевете

11 Января 2014

Вадим Рогожин, главный редактор интернет-СМИ "Четвертая власть"Главный редактор интернет-газеты  «Четвертая власть» Вадим Рогожин получил статус подозреваемого по уголовному делу о клевете, которое было возбуждено в ноябре 2013 года по заявлению вице-губернатора Саратовской области Дениса Фадеева. Речь идет о небольшом эпизоде в большой аналитической статье «Предводители инвалидов смысла», написанной в сатирическом стиле. Дело ведет отдел организации дознания ГУ МВД по Саратовской области.


В этом материале Денис Фадеев называется «услужливым пажом» по отношению к губернатору Валерию Радаеву. Текст является оценочными суждениями и написан Вадимом Рогожиным в ироничном стиле. Никакой клеветы в материале нет и быть не может, поскольку клевета – это целенаправленная ложь в отношении человека.

Сегодня дознаватель вручил Вадиму Рогожину уведомление о подозрении в совершении преступления по статье ст.128.1. ч.2.. В нем говорится, что подозреваемый «имея умысел, направленный на распространение в отношении Фадеева заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство последнего, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, и предвидя для Фадеева неблагоприятные последствия в виде негативного отношения к нему граждан, распространил на сайте «Четвертой власти» статью «Предводители инвалидов смысла».
 
Речь идет о следующем фрагменте материала Рогожина: «Валерий Васильевич тоже обзавелся своим пажом. Только он у него в более высоком статусе. Услужливость и пресмыкательство вице-губернатора Дениса Фадеева перед главой губернии часто замечают заседатели и посетители правительственных кабинетов».

Эпизод о прорыве вице-губернатора через кордоны вип-зала саратовского аэропорта к трапу самолета для прощания с губернатором, который является примером поведения Фадеева, в материалах дела отсутствует.

Сегодня же Вадима Рогожина ознакомили с двумя экспертизами: лингвистической и психолингвистической. Они были проведены сразу же после заявления Дениса Фадеева в августе 2013 года. Интересно, что главред был вызван на опрос в качестве свидетеля лишь в середине ноября. Обе экспертизы проводило ФБУ «Саратовская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ». В общем, в обеих экспертизах эксперты пришли к похожим выводам: в данном фрагменте статьи высказывается негативная информация, но употребляется это в переносном смысле, она выражена в форме мнения, так как содержатся оценочные слова, которые выражают мнение автора. Эти высказывания не содержат слов, имеющих неприличную форму.

Эксперт-психолог добавил, что данное высказывание имеет оценочную форму и является мнением, содержащим отрицательную оценку личности Фадеева, с психологической точке зрения подрывается его престиж в глазах окружающих (читателей). Само слово «паж», по мнению психолога, не имеет негативного значения, однако в данном контексте оно усугубляет негативное значение всей фразы и, соответственно, подрывает репутацию вице-губернатора.

Как пояснил Вадим Рогожин, он, скорее всего, стал подозреваемым именно по заключению эксперта-психолога. Вероятно, следствие посчитало, что эти выводы говорят о том, что материал порочит достоинство и репутацию Дениса Фадеева. Между тем, по мнению главреда, следователи неправильно поняли выводы обоих экспертов.

«Данная экспертиза показывает, что человек выражал мнение и выносил оценочное суждение, что по закону о СМИ является допустимым, это даже не порочит честь и достоинство человека, и уж тем более, нет здесь никакой клеветы и оскорбления, что является более тяжелым преступлением. Однако следствие посчитало по-другому, что может говорить о его предвзятости. Вместо того, чтобы на основании двух экспертиз вынести отказной материал, меня сделали подозреваемым. Причем в уведомлении о подозрении написано, что я имел умысел и распространял заведомо ложные сведения. Этого из экспертиз не следует, а других доказательств, как я понял, в деле не имеется. Доказать умысел и клевету сложно. Тем более, что я не имел умысла и намерения опорочить, оклеветать Фадеева и сделать с ним что-либо иное непотребное. Я писал не о нем, как о человеке, а политическом раскладе, о ситуации взаимоотношений во власти. Фадеев один из участников политического процесса и мнение о его участии в нем мною было оценочным. Человек, пришедший во власть, становится публичной фигурой и должен принимать критику и пусть даже негативные высказывания в свой адрес, а не пытаться за это осудить журналиста», - заявил Вадим Рогожин.

На этом второй этап процессуальных действий по делу Рогожин-Фадеев закончен. Главред вырабатывает дальнейшую стратегию защиты. 

Напомним, что в конце прошлого года вице-губернатор публично говорил о том, что решит конфликт с Вадимом Рогожиным в досудебном порядке, однако никаких официальных заявлений в полицию он до сих пор не сделал.

 

Источник: Интернет-газета "Четвертая власть" (Саратов)

Юристы Центра защиты прав СМИ консультируют главного редактора онлайн-СМИ "Четверая власть" Вадима Рогожина, будут защищать его интересы в суде.

Комментарий ведущего юриста Центра защиты прав СМИ Галины Араповой:

- последние тененции в преследовании журналистов за клевету, после возврата уголовной отвественности за нее в Уголовный Кодекс РФ (ст. 128.1 УК РФ), вызывают у нас серьезную обеспокоенность. Все последние случаи возбуждения уголовных дел по клевете и оскорблению представителей власти против журналистов связаны с критическими публикациями в отношении представителей власти высокого ранга (СахалинМедиа за публикацию оккрытого письма жителей с критикой в адрес сенатора от Сахалина, Михаил Афанасьев (Интернет-журнал "Новый фокус", Абакан) за публикацию критики в адрес замминистра МВД по Республике Хакасия, Сергей Резник (журналист, Ростов) за резкие высказывания в адрес судьи и прокурора, агентство "Ура.ру" (Екатеринбург, за публикацию с критикой прокурора), Вадим Рогожин (Саратов, за сатирическую публикацию о нравах местных политиков, задевшую вице-губернатора). В каждом из таких случаев мы наблюдаем мобилизацию серьезного государственного правоохранительного ресурса для расследования дела: привлекаются следователи по особо важным делам, создаются следтсвенные бригады из десятка следователей, проводятся за государственный счет лингвистические экспертизы, дела во что бы то ни стало тянутся в суд, даже если оснований для этого нет, что следователи, как юристы, не могу не видеть. (Напомню, что по сравнению с такой бурной активностью по привлечению журналистов за критические публикации в делах, когда сами журналисты являются потерпевшими, следствие демонстррирует крайнюю пассивность и буксует годами. Ярким примером тому может быть расследование жестокого избиения журналиста "Коммерсанта" Олега Кашина, по которому некогда серьезная следственная бригада была сокращена до одного следователя, который, по истечение 3х лет с момента покушения, не может сделать уже ничего - виновный так и не найден.) В делах против журналистов же напротив делается все возможное, чтобы поставить прарвоохранительную машину на службу обиженному чиновнику или политику, чтобы поставить прессу на место, показать, что любое негативное, критическое суждение в прессе - рассма это не иначе, как подрыв спокойного функционирования властных институтов и публичное высказывание сомнений в их эффективности будет караться как клевета. Такого откровенно обвинительного уклона мы не наблюдали ни разу с середнины 90х. В деле Вадима Рогожина, по хорошему отсутствует даже основание для подачи гражданского иска о защите чести и достоинства, не то что более серьезного преследования в уголовно-процессуальном порядке.

Юридическая служба Центра защиты прав СМИ  будет продолжать  оказывать юридическую поддержку Вадиму Рогожину на всех стадиях данного дела и мы готовы доказать в суде, что критикуя местные политические нравы, он не преступил установленную закондательством и профессиональными стандартами грань допустимой критики в адрес публичных фигур, действовал профессионально, в его словах нет состава преступления "клевета". И, напротив, попытка привлечения журналиста к уголовной ответственности может рассматриваться не иначе, как давление на прессу, проявление слабости и неспособности власть к здравому критическому взгляду на разъедающие ее изнутри болезни.