Прокуратура Белгорода: игры в борьбу с экстремизмом

3 Мая 2011

Всем известно, что в России журналисту небезопасно критиковать власть. Но городская прокуратура Белгорода недавно поставила абсолютный рекорд в абсурдном желании выслужиться. Под карающую десницу белгородского правосудия попали журналисты, которые… положительно освещали работу чиновников и фактически выполняли наказ президента страны.

Многим россиянам Белгород в последние годы запомнился медийными скандалами вокруг «духовной безопасности»: местные чиновники то запрещали тяжелый рок и День святого Валентина, то снимали с показа якобы непристойные спектакли Евгения Гришковца и других современных драматургов. Но борьба с экстремизмом, которую развернула белгородская городская прокуратура, заставила померкнуть все остальные достижения местной власти в сфере безопасности.

Гитлер, марки и металлоискатели

Прологом к спектаклю абсурда, который разыгрался на белгородской земле, стали две заметки, опубликованные в газете «Житье-Бытье» 1 февраля этого года.

В первой публикации рассказывалось о мерах безопасности на транспорте после теракта в Домодедово. Напомним, эту тему поднял не кто иной, как президент России Дмитрий Медведев. Вместе с министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым он лично осмотрел московские аэропорты и вокзалы и сделал вывод о плохой работе служб безопасности. После чего призвал срочно исправлять ситуацию.

Журналисты белгородского «Житья-Бытья» президента решили поддержать. Да и сам по себе вопрос безопасности жителей города показался им далеко не праздным. Они поехали в аэропорт и на автовокзал, где проверили наличие металлоискателей и работу милиции. Выяснилось, что в аэропорту металлоискатель уже был установлен по требованию прокуратуры, недавно проводившей там проверку, а на автовокзале – еще нет. Кроме того, журналисты рассказали читателям, что на автовокзале в будни дежурят три милиционера, а в выходные дни – четыре.


Вторая заметка появилась благодаря сообщению пресс-службы белгородской таможни. Используя предоставленные ею материалы, журналисты газеты рассказали читателям, что таможенники задержали на границе коллекцию антиквариата, среди которого были марки времен Третьего рейха. Публикация сопровождалась фотографиями, тоже предоставленными пресс-службой таможни. На марках были отчетливо видны портрет Адольфа Гитлера и фашистская свастика. Смысл заметки был предельно очевиден: белгородские таможенники – молодцы, не дали пропасть ценной исторической коллекции.

А прокуратура – против

Однако у белгородской прокуратуры оказалась альтернативная точка зрения на содержание заметок. Буквально на следующий день после выхода номера в адрес гендиректора издательского дома «Свободная пресса» (в который входит «Житье-Бытье»), и.о. прокурора Белгорода Ольга Васильченко направила предписание. В нем блюститель закона потребовала… привлечь к дисциплинарной ответственности работников редакции, виновных в появлении этих публикаций.

По мнению прокурора, фотография к заметке о конфискованных марках нарушала сразу два федеральных закона – «О противодействии экстремизму» и «Об увековечении победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

Прокурор заявила: главный редактор газеты Валерий Джавадов «осуществил действия, делающие рассматриваемые атрибутику и символику доступными для восприятия других лиц… Выявленные нарушения могут повлечь за собой совершение административных правонарушений, преступлений экстремистской и террористической направленности, а также нарушение прав и интересов других лиц, интересов общества и государства».

Параллельно прокуратура возбудила против Валерия Джавадова административное дело по статье части 1 ст. 20.03 КоАП РФ (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики). Мировой суд согласился с позицией прокуратуры, признал главного редактора виновным и оштрафовал его на 500 рублей.

Объяснить действия белгородских правоохранителей с точки зрения здравого смысла практически невозможно. Дело даже не столько в том, что журналисты использовали в публикации документы, официально распространенные пресс-службой государственной структуры – белгородской таможни. Абсурден сам подход к толкованию действий журналистов. Что ж, если сам по себе факт демонстрации фотографий марок с изображением Гитлера и свастики – это правонарушение, тогда у белгородской прокуратуры возникает непаханое поле для борьбы с экстремизмом. Теперь, по логике, она должна закрыть почти все музеи и экспозиции города, посвященные Великой Отечественной войне – там же на фотографиях и архивных документах публично демонстрируется нацистская атрибутика и символика. Затем нужно конфисковать исторические книги о второй мировой из магазинов и библиотек, учебники истории в школах и других учебных заведениях. В общем, борьбы с экстремизмом хватит госпоже Васильченко и ее коллегам до пенсии.

Досталось журналистам от сурового прокурора и за автовокзал, в котором нет металлоискателей и мало дежурных милиционеров. Оказывается, этой публикацией, редакция «Житья-Бытья» нарушила еще один федеральный закон – «О противодействии терроризму».

По словам прокурора, был «нарушен один из основных принципов противодействия терроризму – конфиденциальность сведений о специальных средствах, технических приемах, тактике осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом, а также о составе их участников». И вот журналисты написали о том, как обстоят дела с безопасностью на автовокзале и в аэропорту, которые являются «важными стратегическими объектами». А это значит, они… совершили правонарушения, которые – опять процитируем госпожу Васильченко – «не обеспечивают надлежащую антитеррористическую и противодиверсионную устойчивость объектов и могут способствовать совершению противоправных действий».

Вам понятна мысль прокурора? Безопасности жителей Белгорода угрожает не отсутствие металлоискателей и плохая охрана важных объектов. Виноваты журналисты, обратившие на это внимание. Которые, кстати говоря, в то время, как прокуратура играла в борьбу с экстремизмом, оказались единственными кто обратил внимание на проблему.

Разум победил?

Руководству издательского дома «Свободная пресса» такая трактовка журналистской деятельности оказалась, понятное дело, не близка. Поэтому представление прокуратуры они оспорили в суде.

Интересно, что закон «О противодействии экстремизму» и КоАП действительно запрещают «пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики». Но и в тексте предписания, и позднее в суде такой важный элемент правонарушения, как «пропаганда», прокуратура сочла не обязательным. Она настаивала, что для экстремизма достаточно только публичного демонстрирования.

«Демонстрирование нацистской атрибутики и символики может быть квалифицировано как административное правонарушение лишь в случаях, если она направлена на пропаганду, – объясняет директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, представлявшая в суде интересы ИД «Свободная пресса». – Научные исследования, художественное творчество, подготовка других материалов, осуждающих нацизм или излагающих исторические события, к ним не относятся. Не должны относитьсяк ним и материалы в СМИ носящие новостной или просветительский характер».

«Что касается публикации о безопасности на транспорте, то в ней нет сведений, которые, согласно, закону, могли бы считаться конфиденциальными, – продолжает Галина Арапова. – Там не говорится о специальных средствах и технических приемах, тактике осуществления контртеррористических мероприятий. Всего лишь сообщается о ежедневной работе органов внутренних дел в области обеспечения общественной безопасности, которая не связана с особым режимом контртеррористической операции. Любой желающий мог пройти на территорию аэропорта или автовокзала и лично посчитать количество милиционеров или проверить наличие металлоискателя. Какая уж тут конфиденциальность? Поэтому мы считаем оценку прокурора, данную в предписании, не основанной на законе и надуманной. Ее целью является, скорее, не охрана общественных интересов, а улучшение статистики по раскрытию правонарушений в сфере противодействия терроризму и экстремизму».

Разум все же восторжествовал – 21 апреля Октябрьский суд Белгорода признал прокурорское представление незаконным. Теперь главный редактор «Житья-Бытья» Валерий Джавадов будет оспаривать и решение суда, по которому он как должностное лицо был признан виновным в публикации заметок.

А всем нам остается богатая пища для размышлений. О декоративном подходе прокуратуры к выявлению правонарушений там, где их нет, с единственной целью – продемонстрировать видимость бурной деятельности. О качестве подготовки специалистов, осуществляющих прокурорский контроль. В конце концов, о потерянном в нашем обществе умении серьезно и адекватно обсуждать актуальные проблемы.

Роман Жолудь.

Интересы ИД «Свободная пресса» в суде представляли ведущий юрист Центра Защиты Прав СМИ Галина Арапова и юрист ИД «Свободная пресса» Юрий Уваров. Интересы Валерия Джавадова по делу об административном правонарушении представляет юрист Центра Защиты Прав СМИ Маргарита Ледовских (подробнее об этом деле можно прочитать здесь).

Мы публикуем материалы дела:

1. Решение Октябрьского суда г. Белгорода от 21 апреля 2011 г.
2. Предписание и.о. прокурора г. Белгорода от 02.02.2011 г.
3. Спорные публикации в газете «Житье-бытье», г. Белгород от 01.02.2011 г.