Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Как ни полируй глупую мысль, «блестящей» она не станет»

Виген Оганян

15.09.2017

Судья сказала, что ей было страшно читать статью КоzaPress, оштрафовав редактора на 5 тыс. руб.

Юристы Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова и Диана Веретенникова оказывали правовую поддержку главному редактору нижегородского издания

8 сентября Нижнем Новгороде мировой судья Марина Щипкова признала главного редактора «Козы» Ирину Мурахтаеву виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.13.21 КоАП РФ (нарушение порядка изготовления или распространения продукции редства массовой информации), наложив штраф в размере 5 тыс. руб.

Протокол в отношении главреда был составлен Управлением Роскомнадзора по ПФО в связи с публикацией статьи «Поговорив с психиатром, Настя вышла из окна пятого этажа больницы имени Семашко», которая, как и все остальные материалы «Козы» на тот момент, имела маркировку информационной продукции «16+». Роскомнадзор расценил это как нарушение требований ст.6 федерального закона от 29.12.2010 №436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

В ход судебного заседания представитель ведомства Владимир Белов заявил, что расценивает данную информацию как руководство к действию для подростков в сложной жизненной ситуации, поскольку она содержит описание способа суицида.

В свою очередь ответчик огласил в суде позицию Центра защиты прав СМИ, который не согласился с доводами Роскомнадзора.

По мнению юристов центра, в соответствии с ч. 2 ст. 5 вышеуказанного закона, к информации, причиняющей вред детям, относится информация, побуждающая их к причинению вреда своему здоровью, самоубийству.

«То есть необходимо, чтобы в статье содержались не просто информационные сведения о самоубийстве, а некие фразы, побуждающие к подобным действиям или утверждающие, что суицид является способом решения проблем или выходом из сложных жизненных ситуаций. Однако ничего подобного в статье нет. Информация о суициде не тождественна пропаганде суицида», – считают юристы.

Ответчик отметил, что в статье отсутствуют утверждения о том, что смерть девушки была связана с тяжелой жизненной ситуацией и что она рассматривала суицид как способ ее разрешения. Более того, в статье задаются определенные вопросы, заставляющие читателя задуматься над тем, что же на самом деле произошло в больнице им. Семашко, а автор статьи не утверждает однозначно, что это было именно самоубийство.

Кроме того, подчеркивает сторона ответчика, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 10 вышеуказанного закона  допускается к обороту для детей, достигших возраста шестнадцати лет, информационная продукция, содержащая изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы, заболевания, смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику.

«Вот я прочитала эту статью. Я поняла, что это не на суицид как бы больше направлено, – заявила судья ответчику, выслушав доводы сторон. – Но мне было страшно читать эту статью. Вот я вам честно говорю. Дети вообще ложиться в больницы не будут, понимаете-то дело в чем. А с психиатрами вообще тогда никто разговаривать не будет, исходя из всего вот из этого».

Признавая главреда виновной, судья высказала опасение, что дети, прочитав статью про Настю, испугаются и скажут: «О, я больше в больницу не пойду».

Решение суда уже обжаловано.

Источник: "КоzaPress"