Репутация встала дорого

12 Января 2016

Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов выиграл в суде у профессора Высшей школы экономики Григория Тульчинского 2 млн рублей за пять эпизодов в книжке преподавателя

Не беремся оценивать труд Тульчинского, однако непонятно, как арбитражный суд пришел к выводу, что юрлицо (то есть вуз) испытало моральные страдания, да еще на такую внушительную сумму. Юристы, опрошенные «Новой», признают, что зачастую сумма компенсаций берется едва ли не с потолка. Четких формул определения нет.

В апреле 2007 года в издательстве «Алетейя» вышла книга Тульчинского «Истории по жизни. Опыт персонологической систематизации», в которой он описал опыт «личностного предания» – жанра «историй по жизни». В конце того же года один из выпускников Института культуры, в котором тогда работал автор, предложил повесить книгу в сети и с согласия профессора создал на бесплатном ресурсе narod.ru сайт, на котором разместил книгу и некоторые другие материалы.

Два года спустя Гуманитарный университет профсоюзов подал иск в арбитражный суд против СПб НЦ РАН, издательства «Алетейя» и собственно Тульчинского о публикации порочащих сведений и нанесении морального вреда. Сначала вуз потерпел неудачу, но по итогам апелляции уже в 2011-м добился решения, по которому пять эпизодов книги были признаны несоответствующими действительности, порочащими деловую репутацию истца и подлежащими опровержению. «Мы подали кассацию, в которой смогли добиться только снижения суммы компенсации морального вреда: с издательства – 100 тысяч, а с меня – 15», – говорит собеседник «Новой».

Заплатив 15 тысяч рублей, Тульчинский было успокоился, а зря: в апреле 2013-го ГУПом был обнаружен сайт с книгой. И в январе 2014-го вузом к автору книги лично в арбитраж был подан иск по факту якобы повторности распространения тех же пяти фрагментов. Иск предполагал возмещение морального вреда в размере трех миллионов рублей.

На сей раз иск был удовлетворен в размере двух миллионов рублей, что для вузовского преподавателя неподъемно.

На этапе апелляции Тульчинскому удалось отбиться – в марте 2015-го решение суда первой инстанции было отменено и дело прекращено по причине отсутствия факта повторности распространения сведений.

Однако кассационная инстанция 30 июня 2015 г. это решение отменила и вернула дело в апелляционную инстанцию для рассмотрения дела по существу факта установленной повторности. И на первом же заседании апелляционной инстанции было подтверждено решение суда первой инстанции.

«Мною будет подготовлено обращение в кассационную инстанцию, – рассказывает Тульчинский. – Но поскольку решение апелляционной инстанции вступает в силу для меня лично (не хозяйствующего субъекта, а частного лица, преподавателя), возникает серьезнейшая финансовая проблема, вызванная абсолютной произвольностью несоразмерной суммы иска».

В постановлении пленума Верховного суда РФ разъясняется, что «размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае. […] При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости», – говорится в документе.

Арбитражный же суд Петербурга посчитал, что «порочащие деловую репутацию истца сведения», опубликованные в интернете, повредили ГУПу значительно сильнее, нежели печатная версия книги, поскольку у последней ограниченный тираж. «Указанные порочащие деловую репутацию истца сведения стали доступны иному неопределенному кругу лиц, со сведениями могло ознакомиться каждое обратившееся на сайт лицо, в связи с чем причинен больший урон репутации истца, – говорится в решении суда. – Суд приходит к выводу о том, что в действиях ответчика по распространению порочащих деловую репутацию истца и несоответствующих действительности сведений имеются признаки осознанности и злонамеренности действий в причинении вреда истцу».

Судья, обосновывая решение, сослался на статью 152 ГК РФ, в соответствии с которой гражданину предоставляется право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда. «Данное правило в части, касающейся деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (п. 7 ст. 152 ГК РФ), – пишет председательствующий. – Поэтому правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица».

По мнению юриста из Центра защиты прав СМИ Светланы Кузевановой, суд применил закон, который уже не действовал на момент рассмотрения дела. «С 1 октября 2013 года в законе прямо указано, что моральный вред юрлицам взыскивать нельзя, – подчеркивает собеседница «Новой». – А судья в 2014 году ссылается на старую редакцию закона и указывает на п. 7, который теперь звучит совершенно иначе и говорит о другом».

«Сейчас юрлица имеют право взыскивать в свою пользу только «репутационный вред», то есть возмещение вреда, причиненного репутации, – соглашается с Кузевановой юрист Дарья Сухих. – Конституционный суд РФ разъяснил в свое время, что этот вред также является нематериальным и потому оценка на усмотрение истца и суда».

Кузеванова, в свою очередь, обращает внимание на расхождения: в решении суд взыскивает просто вред, уклоняясь в резолютивной части назвать его моральным (репутационным тоже не называет), а вот в мотивировочной части аргументирует возможность взыскания именно через анализ норм закона о моральном вреде.

«Что касается суммы, то она не просто завышенная, она совершенно не соответствует сложившейся судебной практике по моральному вреду, – продолжает она. – Средняя сумма компенсации колеблется в районе 10 тысяч рублей в пользу физических лиц и 100 тысяч рублей в пользу юрлиц. Суд не мотивировал, почему именно такая чрезмерная сумма, чем вызвана необходимость ее назначения. Суд лишь сказал, что сеть Интернет позволяет неограниченному кругу лиц ознакомиться с книгой, но это слабый аргумент, который не подтверждает ни факт причиненных страданий, ни их степень. В решении нет ни слова о том. в чем выразились страдания, были ли они вообще и что эти страдания истец претерпел именно из-за размещенной в интернете книги».

Юристы полагают, что разъяснений пленума Верховного суда при определении суммы явно недостаточно, поскольку необходима формула расчета компенсации. «Власти не хотят эту формулу вводить, поскольку якобы сложно и т. д. У меня был законопроект подготовлен, но не удалось продвинуть, так как не было поддержки, а вносить просто так не хотел, чтобы не стрелять вхолостую», – рассказал на анонимной основе «Новой» бывший законотворец.

Юрист «Команды-29» Евгений Смирнов соглашается, что над формулой склоняли головы светочи юриспруденции, но ничего не придумали. Он видит в «кейсе Тульчинского» несколько странностей. По его мнению, суд никак не обосновал подсудность этого дела арбитражному суду (каким образом затрагивает предпринимательскую деятельность ГУПа?). «К тому же не доказано распространение этих сведений самим ответчиком, одного лишь значка копирайта на сайте narod.ru недостаточно», – утверждает он, добавляя, правда, что действительно нельзя распространять порочащие сведения даже после решения суда, но, если суд первой инстанции не обязал с ней что-то сделать или изъять из оборота, то и удовлетворять второй иск нельзя.

Смирнов, как и Кузеванова, не видит злонамеренности и осознанности, на которую ссылался суд, назначая астрономическую для физического лица компенсацию. При этом эксперт объясняет сумму тем, что арбитраж привык работать с такими числами и им она не кажется огромной. «Но очень сурово! – применительно к данной ситуации подчеркивает юрист. – Суды общей юрисдикции столько не взыскивают».

Источник: "Новая газета в Санкт-Петербурге"