Заявление по поводу приговора Александру Пирогову

27 Декабря 2013

Мы считаем вынесенный приговор бывшему редактору газеты «Молодой коммунар» Александру Пирогову неадекватно жестким.

Мы не считаем возможным компетентно комментировать правовую часть приговора, поскольку медиаюристы Центра защиты прав СМИ не участвовали в этом судебном процессе, выходящем за рамки нашей профессиональной компетенции. Тем не менее, мы следили за развитием событий и весьма обеспокоены тем, что приговор оказался более суровым, чем можно было ожидать.

Согласно позиции Верховного суда РФ порядок назначения уголовных наказаний должен быть «важной гарантией реализации принципов законности, справедливости и гуманизма». Предусмотренными УК РФ общими правилами назначения наказания, не связанных с тюремным заключением, закрепляется необходимость обсуждения судом при постановлении приговора вопроса о применении наказания, не связанного с лишением свободы в случаях, когда санкцией статьи УК РФ, по которой лицо признается виновным, наряду с лишением свободы предусматриваются более мягкие виды наказания. Мы считаем, что в ситуациях, когда деяние не связано с физической агрессией, угрозой жизни и здоровью человека, когда оно не влечет серьезные необратимые последствия для общества и сам подсудимый не представляет опасности для окружающих, его изоляция в местах лишения свободы не может быть оправдана только лишь самим наличием возможности назначения наказания в виде лишения свободы. Это противоречит декларированным законом и Верховным судом РФ принципам законности, справедливости и гуманизма.

У суда, безусловно, была возможность назначить наказание не связанное с лишением свободы, в том числе условное. Какова необходимость изоляции журналиста, публициста Александра Пирогова от общества на столь длительный срок? Вряд ли это соответствует общественной опасности содеянного и вряд ли только такая мера наказания может способствовать «исправлению и ресоциализации» Пирогова. Находясь под следствием более четырех лет, де-факто не имея возможности работать в качестве журналиста, пройдя со своей семьей через серьезные испытания, он наверняка уже понес наказание, даже если оно формально не измеряется годами лишения свободы в уголовно-правовом смысле.

Мы не обсуждаем вопрос виновности, пусть этим разбирается суд, приговор еще не вступил в законную силу и будет обжалован. Но для нас принципиально важно, чтобы следствие и судебный процесс проходили в соответствии с требованиями закона, чтобы суд бы справедливым, педантично соблюдал все процессуальные нормы и учитывал все обстоятельства при вынесении приговора. Семья же Пирогова указывает на наличие серьезных процессуальных нарушений, а мы все видим жесткость санкции.

Правосудие не должно быть избирательным. К сожалению, это не всегда так, во многих случаях при осуждении за растрату бюджетных средств и превышение полномочий назначались условные сроки и не назначались финансовые санкции, ни в одном из случаев не упоминается о полном взыскании работодателем растраченных средств (хорошо это или плохо не обсуждаем, просто указываем на это как на факт, для размышления). Вот только несколько примеров приговоров в аналогичных делах в других регионах:

  1. Бутырский суд Москвы признал бывшего заместителя префекта Северо-Восточного административного округа Москвы Иосифа Рейханова виновным в хищении 376 миллионов рублей и приговорил к пяти годам условного заключения. Никаких финансовых санкций или компенсационных выплат.

  2. Бывший вице–губернатор Приморского края Борис Гельцер осужден на 3,3 года условно за растрату 12,5 миллиона рублей.

  3. В Алтайском крае суд вынес обвинительные приговоры председателям трех участковых избирательных комиссий, они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата, совершенные лицом с использованием своего служебного положения), осуждены к лишению свободы условно.

  4. В тот же день, когда был вынесен приговор Пирогову , так же в Воронеже был вынесен приговор гражданину Фастовскому. Суд признал подсудимого виновным по 74 эпизодам мошенничества с квартирами и приговорил к 7 месяцам ограничения свободы. Ущерб составил 50 млн. рублей. В компенсации морального вреда потерпевшим также отказано.

Из сложившейся в стране в последнее время судебной практики видно: в случаях, когда госслужащие занимали гораздо более ответственные посты, а суммы растрат были намного больше, наказание оказывалось значительно мягче, чем в деле Александра Пирогова.

Мы считаем, что избирательный подход в назначении наказаний наносит не меньший ущерб государству, подрывает веру в правосудие. Когда же на скамье подсудимых журналист, это, помимо прочего, всегда наносит серьезный урон репутации всего профессионального сообщества.

Мы наблюдаем недоумение большинства членов воронежского медиасообщества и разделяем его.