ФИЛИПОВИЧ ПРОТИВ СЕРБИИ (Filipovic v. Serbia)

20 Ноября 2007

ДЕЛО «ФИЛИПОВИЧ ПРОТИВ СЕРБИИ»

 
(Filipovic v. Serbia)
 
(жалоба №23935/05)
 
Постановление Суда
 Страсбург, 20 ноября 2007года
 
 

В деле «Филипович против Сербии», Европейский Суд по правам человека (Вторая Секция) заседая Палатой в составе:

 

г-жа Ф. Тулкенс, Председатель,
г-н А. Б. Бака,

г-н Р. Тюрмен,
г-н Р. Марусте,
г-н В. Загребельский,
г-жа А. Мулароне,
г-н Д. Попович, судьи,
 
а также г-жа Ф. Элленс-Пассос, Заместитель Секретаря Секции,
 

Проведя 23 октября 2007 года закрытое заседание,

 

Вынес следующее постановление, принятое в указанный выше день:

 
 
ПРОЦЕДУРА
 

1. Дело было начато после подачи жалобы (№27935/05) против Государственного союза Сербии и Черногории, правопреемником которого 3 июня 2006 года стала Сербия (см. пункт 29 ниже), в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») в то время гражданином Государственного союза Сербии и Черногории г-ном Зораном Филиповичем (далее - «Заявитель»), 22 июля 2005 года.

 

2. Интересы заявителя представляла г-н Д. Видосавлевич, адвокат, практикующий в г. Лесковач. Правительство Государственного союза Сербии и Черногории, а впоследствии Сербии (далее - «Правительство») было представлено его уполномоченным г-ном С. Каричем.

 

3. Заявитель утверждал, что его право на свободу выражения мнения было нарушено в форме окончательного решения гражданского суда, принятого в отношении него.

 

4. 2 июня 2006 года Суд принял решение поставить в известность о поданной жалобе Правительство. В соответствии с положениями пункта 3 статьи 29 Конвенции, было принято решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с вопросом о её приемлемости.

 
 
ФАКТЫ

I. Обстоятельства дела

5. Заявитель родился в 1960 году и в настоящее время проживает в г. Бабушница, Сербия. Во время происходивших событий он работал налоговым инспектором и, с 2000 года является вице-президентом демохристианской партии Сербии.

 
A. Уголовное судопроизводство
 

6. 21 октября 2002 года Муниципальный суд Бабушницы признал Заявителя виновным в уголовно наказуемой диффамации и обязал его выплатить штраф в сумме 6000 югославских динаров, а также дополнительно 25000 динаров на покрытие судебных издержек.

 

7. В резолютивной части этого постановления суд постановил, (i) что 8 марта 2001 года Заявитель принял участие в «общественном собрании» в здании Муниципалитета Бабушницы; (ii) , что на этом «собрании» присутствовал заместитель премьер-министра Республики Сербия, заместитель министра юстиции и представители местного самоуправления, а также более 80 членов муниципального совета и другие известные местные фигуры; и (iii), что во время этого мероприятия Заявитель публично утверждал, что г-н П.Ж., занимавший в то время пост мэра Бабушницы, «был не тем человеком, который нужен для этой работы», учитывая, что он уже «расстратил 500.000 немецких марок». Суд пришёл к выводу о том, что это утверждение было «недостоверно» и, как таковое, способно «нанести ущерб репутации и чести» г-на П.Ж., известного и уважаемого местного предпринимателя и государственного служащего, и признал Заявителя виновным в клевете.

 

8. В своих доводах, inter alia, Муниципальный суд опирался на показания двух свидетелей, которые, «хотя и будучи членами другой политический партии», слышали утверждения Заявителя о том, что мэр «растратил 500.000 немецких марок» в 1996 году, будучи директором крупной Государственной компании, но отклонил как неубедительные показания, по крайней мере четырёх других свидетелей, сообщавших о том, что Заявитель сказал, что мэр «лишил» государство дохода на упомянутую сумму. Далее суд постановил, что официальный протокол этого собрания, отражавший сказанное, «имел не больше доказательственной ценности», потому что составлен человеком, бывшим всего лишь ещё одним «свидетелем», и, наконец, что уголовное дело, возбужденное против мэра, с обвинениями в уклонении от уплаты налогов в 1996 году в конечном итоге не закончилось признанием его виновным (см. пункты 16 и 17 ниже).

 

9. 31 декабря 2003 года районный суд в г. Пирот отклонил кассационную жалобу Заявителя, и, на основании тех же фактов, признал его виновным в оскорблении, а не в клевете, постановив, что известное собрание нельзя было расценить как «общественное» с точки зрения Уголовного кодекса Сербии. Приговор, вынесенный Муниципальным судом, однако, был полностью подтвержден вышестоящей инстанцией и, таким образом, вступил в законную силу.

 
B. Гражданское судопроизводство
 

10. В точно неустановленный день 2004 года, мэр подал отдельный гражданский иск о компенсации вреда в Муниципальный суд Бабушницы, требуя 300.000 сербских динаров за страдания, причинённые утверждением Заявителя, упомянутым выше.

 

11. 23 сентября 2004 года Муниципальный суд принял решение частично в пользу мэра, не выслушав его личные показания, и распорядился о выплате Заявителем 120.000 динаров в качестве компенсации с добавлением суммы процентной ставки и судебных расходов в размере 33.400 динаров. На тот момент это было эквивалентно приблизительно 2077 евро, или, говоря более конкретно, общему чистому доходу Заявителя за предыдущие шесть месяцев.

 

12. В мотивировке принятого решения суд опирался на обвинение в уголовном преступлении в отношении Заявителя и заключения  судов по уголовному делу, и постановил, что репутации мэра действительно был нанесён ущерб, причинивший ему серьёзные и продолжительные страдания. Суд отметил, что истец в этом деле рассматривается одновременно как мэр и как ведущий местный предприниматель и заключил, что требовалась соразмерное финансовое возмещение.

 

13. 20 декабря 2004 года районный суд г. Пирот отклонил кассационную жалобу Заявителя и полностью принял доводы Муниципального суда, чьё решение, таким образом, стало окончательным. Заявитель получил письменную копию решения районного суда 24 января 2005 года.

 

14. 9 марта 2005 года Заявитель выплатил в общей сложности 153.400 динаров в качестве компенсации, к которой его обязал суд, сумму процентов и судебных издержек.

 
C. Другие относящиеся к делу факты
 

15. В соответствии с официальным протоколом, на собрании, прошедшем в здании Муниципалитета Бабушницы 8 марта 2001 года, заместитель премьер-министра заявил, что целью данного собрания была «оценка» деятельности муниципалитета в целом. Он призвал участников открыто поделиться своими «критическими взглядами» на эту тему и объяснил, что, при необходимости, Правительство рассмотрит применение конкретных мер, направленных на разрешение любых серьёзных проблем.

 

16. Протокол отражал, что Заявитель обвинил мэра в том, что последний «был не тем человеком, который нужен для такой работы» и, что «эта ... страна заслуживала кого-нибудь получше». Затем он добавил, что в 1996 года, в своём качестве налогового инспектора, он обнаружил «многочисленные нарушения» в деятельности «Лиски», крупной государственной компании, во главе которой стоял нынешний мэр, и, что он направлял жалобу для возбуждения уголовного дела, где заявлялось о том, что мэр «лишил государство 500.000 немецких марок» в форме дохода.

 

17. Заявитель представил Суду упомянутую жалобу, датированную 24 июня 1996 года, а также три отдельных решения Директората государственных доходов: два из которых от 22 августа 1996 года и 2 сентября 1996 года, соответственно, с распоряжением в отношении «Лиски» выплатить просроченные налоги, а третье – от 25 декабря 1996 года с распоряжением о штрафе компании за невыплату.

 

II. Применимое национальное законодательство и практика

 

A. Закон об обязательствах (опубликован в официальном бюллетене Социалистической Федеративной Республики Югославия - ОБ СФРЮ - №29/78, 39/85, 45/89 и 57/89, а также официальном бюллетене Федеративной Республики Югославия- ОБ ФРЮ - № 31/93)

 
18. Статья 154 определяет различные основания для требования  компенсации в гражданско-правовом порядке.
 

19. В статье 172 §1 говорится о том, что юридическое лицо, в том числе государство, несёт ответственность за любой ущерб, нанесённый одним из «его органов».

 

20. Статьи 199 и 200, inter alia, устанавливают, что любой человек, перенёсший страдания вследствие ущерба своей чести или репутации, может, в зависимости от их продолжительности и глубины, обратиться в суд с гражданским иском о финансовой компенсации и, кроме того, потребовать возмещения в других формах «которые могут обеспечить» адекватное моральное удовлетворение.

 

21. В статьях 191 и 205 говорится, inter alia, о том, что национальный суд может принять решение сократить размер такой компенсации с учётом, ex officio, конкретных финансовых обстоятельств ответчика.

 

B. Закон о гражданских процедурах от 1977 года (опубликован в ОБ СФРЮ № 4/77, 36/77, 6/80, 36/80, 43/82, 72/82, 69/82, 58/84, 74/87, 57/89, 20/90, 27/90 и 35/91, а также ОБ ФРЮ №. 27/92, 31/93, 24/94, 12/98, 15/98 и 3/02)

 

22. В соответствии со статьей 12 §3, гражданский суд обязан руководствоваться окончательным решением уголовного суда в отношении того, было ли совершено преступление, а также по вопросу уголовной ответственности истца.

 

C. Соответствующие положения Верховного суда, относительно связи между окончательным уголовным обвинением и последующим гражданским иском о возмещении ущерба

 

23. Гражданский суд, рассматривающий иск о компенсации ущерба, обязан руководствоваться оценкой уголовной ответственности истца, принятой уголовным судом. Гражданский суд, [однако] не обязан следовать любым другим заключениям уголовного суда (Ред. 1089/90) и имеет право «независимой оценки» гражданской ответственности истца (Gz. 1316/67).

 

D. Закон о гражданских процедурах 2004 (опубликован в официальном бюллетене Республики Сербия - ОБ РС - № 125/04)

 

24. Статьи 3 § 1, 413, 415, 417 и 418 гласят, что государственный обвинитель, exofficio или в ответ на просьбу стороны, в трёхмесячный срок, имеет право обратиться с Ходатайство о защите законности на окончательное решение гражданского суда, если он полагает, что данное решение было «основано на незаконных действиях сторон», т.е. предпринятых в нарушение «обязательных норм национального законодательства», общественного порядка или норм морали». Если государственный обвинитель отказывается подавать ходатайство такого рода до установленного срока, сторона, которая была заинтересована в том, чтобы он это сделал, имеет право в течение тридцати дней подать собственное обращение о защите законности в Верховный суд.

 

25. Закон о гражданских процедурах от 2004 года вступил в силу 23 февраля 2005 года, отменяя Закон о гражданских процедурах 1977 года.  В статье 491 §§ 1 и 5 закона от 2004 года, однако, говорится о том, что закон от 1977 года останется действующим, interalia, в отношении всех процессов, в которых постановление первой инстанции было принято до 23 февраля 2005 года и, далее, что любое такое ходатайство о защите законности, находящееся в рассмотрении, должно рассматриваться на основании закона от 1977 года.

 
E. Соответствующие конституционные положения
 

26. Статья 25 Конституции Сербии опубликована в официальном бюллетене Социалистической Республики Сербии – ОБ-СРС - № 1/90 и гласит следующее:

 

«Каждый имеет право на получение компенсации любого финансового и морального ущерба, ставшего следствием незаконного или ненадлежащего поведения государственного чиновника, государственного органа или структуры, в соответствии с законом.

Подобный ущерб должен быть покрыт Республикой Сербия или [соответствующим] государственным органом».

 

27. Эта Конституция была отменена 8 ноября 2006 года, и в этот же день новая Конституция, опубликован в OБ РС № 98/06, вступила в силу.

 

28. По существу статья 35 § 2 «новой» Конституции в аналогичной части соответствует вышеупомянутому тексту статьи 25 предыдущей Конституции.

 

F. Преемственность Государственного Союза Сербии и Черногории

 

29. Соответствующие положения, касающиеся преемственности Государственного Союза Сербии и Черногории, изложены в постановлении Матияшевич против Сербии (№ 23037/04, §§ 22-25, 19 сентября 2006 г.).

 
 
ПРАВО
 

I. Предполагаемое нарушение статьи 10 Конвенции

 

30. Заявитель подал жалобу по статье 10 на нарушение своего права на свободу выражения мнения вследствие постановления гражданского суда, принятого против него. Статья 10 Конвенции, в соответствующей своей части, гласит следующее:

 

«1. Каждый  имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ…

 

2.Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц…».

 
A. Приемлемость
 
1. Соответствие критерию ratione temporis
 

31. Правительство утверждало, что результат данного гражданского процесса был «закономерным следствием» предыдущего уголовного обвинения Заявителя, вынесенного до того, как Государство-ответчик ратифицировало Конвенцию 3 марта 2004. года. Таким образом, жалоба в целом была несовместима ratione temporisс положениями Конвенции.

 

32. Заявитель не согласился с этим доводом.

 

33. Суд считает, что главный факт настоящего дела, а именно вмешательство Государства-ответчика в осуществление Заявителем свободы выражения мнения, заключается в принятии гражданским судом окончательного постановления от 20 декабря 2004 года, потому что именно с этого дня Заявитель был обязан выплатить назначенную компенсацию (см.,mutatismutandis, Занaпротив Турции, постановление от 25 ноября 1997 года, Отчёты о постановлениях и решениях 1997?VII, §§ 41 и 42; см. также пункты 13 и 14 выше). Далее, несмотря на то, что гражданские суды были обязаны руководствоваться уголовным обвинением в отношении того, совершил ли Заявитель преступление или нет, они были свободны независимо оценить степень гражданской ответственности Заявителя, а также принять решение о присуждении любой компенсации (см. пункты 22 и 23 выше и пункт 49 ниже).

 

34. Таким образом, возражение Правительства должно быть отклонено.

 
2. Исчерпание национальных средств судебной защиты
 
(a) Аргументы сторон
 

35. Правительство привело довод о том, что Заявитель не исчерпал все эффективные средства судебной защиты внутри страны.

 

36. В особенности, он не обратился с отдельным гражданским иском в соответствии со Статьёй 25 Конституции, а также статьями 154, 172, 199 и 200 Закона об обязательствах. (Правительство привело пример окончательного постановления, в котором национальный суд применил статьи 5 и 8 Конвенции вкупе со статьей 200 Закона об обязательствах, и удовлетворил гражданский иск истца о компенсации ущерба в деле, касавшемся незаконной слежки, ареста и задержания).

 

37. Во-вторых, Правительство отметило, что Заявитель не воспользовался Ходатайством о защите законности («ХЗЗ»), возможность которого предоставляют статьи 417 и 418 Закона о гражданских процедурах от 2004 года.

 

38. Заявитель утверждал, что он выполнил требование об исчерпании национальных средств судебной защиты.

 
(b) Соответствующие принципы
 

39. Суд напоминает о том, что, в соответствии с установившейся судебной практикой, цель правила об исчерпании национальных средств защиты, содержащееся в пункте 1 статьи 35 Конвенции, заключается в намерении предоставить Договаривающимся Государствам возможности предотвращения или исправления предполагаемых нарушений до того, как они будут переданы на рассмотрение в Европейский Суд.

 

40. Правительство, утверждающее о том, что национальные средства судебной защиты не были исчерпаны, обязано убедить Суд в том, что таковые эффективные средства имелись теоретически и практически в соответствующее время (см., inter alia, Вернилло против Франции, постановление от 20 февраля 1991 г., Серия A № 198, стр. 11–12, § 27, и Далия против Франции, постановление от 19 февраля 1998 г., Отчёты 1998-I, стр. 87-88, § 38).

 

41. После того, как это бремя доказывания выполнено, Заявителю предстоит доказать, что средство судебной защиты, на которое ссылается Правительство, было в действительности исчерпано, или, что оно по каким-либо причинам было неадекватно и неэффективно в конкретных обстоятельствах данного дела, или, что существовали особые обстоятельства, освобождавшие его от выполнения этого требования (см. Данкевич против Украины, № 40679/98, § 107, 29 апреля 2003 г.).

 

42. Наконец, Суд напоминает о том, что в ситуациях, когда имеются несколько эффективных средств защиты, выбор конкретного средства предоставляется Заявителю (см. Айрей против Ирландии, постановление от 9 октября 1979 г., Серия A № 32, стр. 12, § 23).

 
(c) Оценка Суда
 

43. Даже если предположить, что Заявитель мог подать ХЗЗ, по Закону о гражданских процедурах от 2004 года (см. пункт 25 выше), Суд считает, что это не было бы эффективным средством судебной защиты в конкретных обстоятельствах настоящего дела в силу отсутствия в материалах дела указаний на то, что оспоренное окончательное решение основывалось на незаконных действиях сторон (см. пункт 24 выше).

 

44. Кроме того, Правительство было не в состоянии привести пример какого-либо случая в национальной юриспруденции, когда иск, основывавшийся на статье 25 Конституции и статьях 154, 172, 199 и 200 Закона об обязательствах был бы успешно применён в деле подобном данному (см. пункты 18-20 и 36 выше). В любом случае, вряд ли было разумно ожидать от Заявителя, что, исчерпав все эффективные средства судебной защиты в гражданском процессе против себя, он попытается испробовать другие способы защиты, действенность которых была маловероятна (см. пункт 42 выше).

 

45. Таким образом, Суд считает, что жалоба Заявителя не может быть объявлена неприемлемой по причине того, что не были исчерпаны все национальные средства судебной защиты по пункту 1 статьи 35 Конвенции. Следовательно, возражение Правительства в этом отношении отклоняется.

 
3. Заключение
 

46. Суд считает, что жалоба Заявителя не является очевидно необоснованной в соответствии с содержанием пункта 3 статьи 35 Конвенции, и не было установлено никаких других оснований, на которых она могла бы быть объявлена неприемлемой, поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

 
B. Существо дела
 
1. Аргументы сторон
 

47. Правительство согласно с выводами и обоснованием национальных судов и подчёркивает, что жалоба Заявителя о растрате средств мэром был утверждением о факте, никак не подтверждённым, а не оценочным суждением. В действительности, мэр не только ни разу не был признан виновным, ему даже никогда не предъявлялось обвинение в этом преступлении, невзирая на тот факт, что против него была подана жалоба в рамках уголовной процедуры.

 

48. Правительство далее констатировало, что намерение Заявителя состояло в умалении достоинства мэра в присутствии заместителя премьер-министра, поэтому у него были все основания на защиту своей репутации и как частного лица, и как известного общественного деятеля.

 

49. Правительство отметило, что Заявитель принял активное участие в национальных слушаниях, что исход гражданского дела был обусловлен его прошлым уголовным обвинением, и, что размер компенсации, назначенной после независимой оценки гражданскими судами, находился в соответствии с финансовой ситуацией Заявителя, а также соответствующим национальным законодательством.

 

50. Наконец, Правительство утверждало, что выражения, использованные, Заявителем явно вышли за рамки свободного выражения мнения и, что у Заявителя не было разумных оснований считать свои утверждения достоверными.

 

51. Таким образом, как заключило Правительство, вмешательство в осуществление Заявителем его свободы выражения мнения было «предписано законом», «необходимо в демократическом обществе», и предпринято для защиты «репутации или прав других лиц».

 

52. Заявитель вновь подтвердил свои претензии, добавив, что присуждение его к выплате компенсации «преследовало цель уничтожить его в финансовом отношении», а также отбить у него охоту к любой политической критике мэра лично в будущем.

 
2. Соответствующие принципы
 

53. Как Суд часто замечал ранее, свобода выражения мнения, суть которой сформулирована в статье 10, представляет собой одну из основ демократического общества. В соответствии с пунктом 2, она применима не только по отношению к «информации» или «идеям», воспринимаемым благожелательно, но также и таким, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство (см., среди многих других источников, Кастеллcпротив Испании,постановление от 23 апреля 1992 г., Серия A № 236, стр. 22, § 42, и Фогт против Германии,постановление от 26 сентября 1995 г., Серия A № 323, стр. 25, § 52).

 

54. Суд неоднократно подтверждал право на добросовестное распространение информации на темы, вызывающие общественный интерес, даже когда это предполагает порочащие утверждения о частных лицах (см., mutatis mutandis, Бладет Тромсё и Стенсаас против Норвегии [БП], № 21980/93, ЕСПЧ 1999?III), и подчеркнул, что границы приемлемой критики ещё шире, если объектом внимания является политик (см. Обершлик против Австрии (№ 1), постановление от 23 мая 1991 г., Серия A № 204, § 59). В действительности, будучи ценной для всех, свобода выражения мнения особенно важна для политических партий и их активных членов (см. Инкаль против Турции, постановление от 9 июня 1998 г., Отчёты 1998?IV, § 46).

 

55. Суд также уже четко высказывался о том, что необходимо иметь в виду, касалось лиоспоренное выражение чьей-либо частной жизни или поведения в официальном качестве (см.Далбан против Румынии [БП], № 28114/95, § 50, ЕСПЧ 1999?VI) и отметил, что характер и суровость применённых санкций, а также «существенность» и «достаточность» доводов национальных судов, были вопросами, чрезвычайно важными при оценке соразмерности вмешательства согласно Статье 10 § 2 (см. Кумпана и Мазаре против Румынии [БП], № 33348/96, § 111, ЕСПЧ 2004, и Зана против Турции, упомянутое выше, § 51, соответственно).

 

56. Наконец, сумма назначенной компенсации должна «разумно соответствовать моральному ущербу, понесённому» ответчиком (см.Tолстой-Милославский пр. Великобритании, постановление от 13 июля 1995 г., Серия A № 316?B, § 49; см. также Стил и Моррис против Великобритании, № 68416/01, § 96, ЕСПЧ 2005, в котором Суд постановил, что «суммы возмещения ущерба, хотя и будучи относительно скромными по современным стандартам ... [были] ... очень значительными в сравнении с небольшими доходами и ресурсами... Заявителей ...»  что, таким образом, нарушало Конвенцию).

 
3. Оценка Суда
 

57. Принятие гражданским судом окончательного постановления, несомненно, явилось вмешательством в осуществление Заявителем права на свободу выражения мнения. Поскольку оно основывалось на Законе об обязательствах, также был, несомненно «предписано законом» в соответствии с формулировкой пункта 2 статьи 10 Конвенции (см. пункт 20 выше). Помимо этого, данное постановление было принято ради законной цели, а именно «для защиты репутации» других лиц. Остаётся лишь разрешить вопрос о том, было ли вмешательство «необходимым в демократическом обществе».

 

58. В этом отношении Суд, во-первых, отмечает, что Заявитель был политиком, обсуждавшим социально важную тему на закрытом политическом собрании, на котором заместитель премьер-министра призвал всех участников, критически высказываться о работе муниципалитета (см. пункты 5, 7 и 15 выше). Во-вторых, объектом критики Заявителя был мэр и директор крупной государственной компании, сам публичная фигура. В-третьих, гражданские, а также уголовные суды, пришли к заключению о том, что мэр был публично обвинён Заявителем в уголовно-наказуемой «растрате», притом, что обвинительного приговора по данному факту вынесено не было (см. пункты 12, 7 и 8 выше, в этом порядке; см. также, mutatis mutandis,Далбан против Румынии [БП], упомянутое выше, § 50). В-четвёртых, гражданские суды назначили компенсацию в размере чистого совокупного дохода Заявителя за шесть предыдущих месяцев (см. пункты 11 и 56 выше). Наконец, Заявитель явно имел законные основания полагать, что мэр мог быть замешан в уклонении от уплаты налогов (см. пункты 16 и 17 выше) и его утверждение, при всей серьёзности, не было абсолютно беспричинным личным выпадом в адрес мэра.

 

59. В свете вышеизложенного, Суд считает, что данное вмешательство не было необходимо в демократическом обществе.  Таким образом, имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

 
II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции
 

60. Заявитель также подал жалобу по статье 6, однако текст жалобы был абсолютно таким же, как и содержание жалобы по статье 10. Очевидно, отсутствие во второй жалобе указания на конкретные процессуальные вопросы означает, что Заявитель счёл своё право на справедливый суд нарушенным «автоматически», поскольку суд обязал его к возмещению ущерба. Имея в виду своё заключение по статье 10, Суд объявляет эту жалобу приемлемой и считает, что она не требует отдельного рассмотрения по существу (см., mutatis mutandis,Перна против Италии [БП],№ 48898/99, §§ 33-34, ЕСПЧ 2003?V).

 
III. Применение статьи 41 Конвенции
 

61. Статья 41 Конвенции гласит:

 

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протокола к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

62. Заявитель потребовал 12.350 евро в качестве возмещения материального и морального ущерба.

 

63. Правительство указало, что требование о справедливой компенсации было подано с опозданием, но, однако, добавило, что если Суд удовлетворит это требование и констатирует нарушение Конвенции, любая финансовая компенсация должна быть назначена в соответствии с постановлениями Суда в других подобных делах.

 

64. Суд отмечает, что требование Заявителя о  справедливой компенсации действительно было подан 11 апреля 2007 года, по прошествии почти шести месяцев от момента истечения последнего срока. Это означает, что Заявитель не выполнил пункты 2 и 3 Правила 60 Регламента Суда, и, следовательно, его требование должно быть отклонёно.

 
 
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО
 
1. Объявляет жалобу приемлемой;

2. Постановляет, что было нарушение статьи 10 Конвенции;

3. Постановляет, что нет необходимости рассматривать отдельно жалобу по статье 6 Конвенции;

4. Отклоняет требование Заявителя о справедливой компенсации.

 
 
 

Совершено на английском языке и письменно заверено 20 ноября 2007 года, в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

 
 
Ф. Тулкенс                                                                                                   Председатель Суда

Ф. Элленс-Пассос                                                               Заместитель Секретаря Секции

 
 
 

© Центр Защиты Прав СМИ,

перевод с английского, 2009