«ФЛУКС» против МОЛДОВЫ (№ 2) (Flux v. Moldova (№ 2))

3 Июля 2007

ДЕЛО «ФЛУКС» ПРОТИВ МОЛДОВЫ» (№ 2)
 
(Flux v. Moldova (№ 2))
 
(жалоба № 31001/03)
 
Постановление Суда
Страсбург, 3 июля 2007 года
 
 
По делу «Флукс» против Молдовы» (№ 2) Европейский Суд по правам человека (Четвертая Секция), заседая Палатой в следующем составе:
 
Сэр Николас Братца, Председатель, 
г-н Ж. Касадеваль, 
г-н Дж. Бонелло, 
г-н K.Tрайа, 
г-н С. Павловский, 
г-н Я. Шикута, 
г-жа П. Хирвелаа, судьи, 

а также г-н Т. Л. Эли, Заместитель Секретаря Секции,
 
Проведя 12 июля 2007 года закрытое заседание,
 
Вынес следующее постановление, принятое в указанный выше день:
 
 
ПРОЦЕДУРА
 
1. Дело было инициировано после подачи жалобы (№ 31001/03) против Республики Молдова в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав и основных свобод человека (далее - «Конвенция») кишиневской газетой «Флукс» (далее - «Заявитель»), 15 сентября 2003 года.
 
2. Интересы заявителей представлял г-н В. Грибинча из неправительственной организации «Юристы за права человека», базирующейся в Кишиневе. Молдавское правительство (далее - «Правительство») было представлено его уполномоченным г-ном В. Пырлогом.
 
3. Заявитель утверждал, в частности, что его право на свободу выражения мнения было нарушено вследствие предъявленного ему обвинения в клевете на политика.
 
4. 9 февраля 2006 года Суд принял решение довести заявление до сведения Правительства. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было решено рассмотреть существо жалобы одновременно с вопросом о ее приемлемости.
 
 
ФАКТЫ
 
I. Обстоятельства дела
 
5. 19 июня 2002 года «Флукс» опубликовала на первой странице анонс статьи «Красные миллионеры», которая готовилась к выходу в одном из следующих номеров, вместе с кратким изложением ее содержания, сопровождавшимся большой фотографией лидера парламентской группы коммунистической партии, Виктора Степанюка, в шляпе-цилиндре на голове.
 
6. Краткое изложение статьи было следующим:
 
«Коммунисты хотят продать по частям консервный завод Anenii Noi (Новые Анены).
 
Завод Anenii Noi (Новые Анены) остается единственным еще уцелевшим предприятием. Остальные заводы уже распроданы по частям. С момента прихода коммунистов к власти, была начата кампания по ликвидации этого завода. Некоторые члены парламента Молдовы намерены демонтировать его и продать по частям. Источники на заводе сообщили нашей газете о том, что член парламента M . A ., который возглавляет район Anenii Noi (Новые Анены), при поддержке главных кредиторов ... стоит за этой аферой. Обладая огромным влиянием и парламентским иммунитетом, он хочет набить свои карманы от продажи завода.
 
В настоящее время завод не действует и несет значительные потери, и указанный член парламента извлекает из этой ситуации максимальную пользу. Поскольку завод не работает и не приносит прибыли, его акционеры хотят его ликвидировать. Проблема в том, что завод мог бы работать, если бы его акционеры не препятствовали администрации завода.
 
(Полная версия статьи о данном деле будет опубликована в пятницу на стр. 5)».
 
7. На следующий день, 20 июня 2002 года, г-н Степанюк подал гражданский иск против газеты и автора статьи. Он заявил, помимо прочего, что:
 
«... ответчики распространили информацию, порочащую меня как гражданина, члена парламента и лидера парламентской группы коммунистической партии...
 
... статья, сопровождавшаяся моей фотографией, содержит следующие клеветнические утверждения: «Коммунисты хотят продать по частям консервный завод Anenii Noi (Новые Анены)» ... «С момента прихода коммунистов к власти, была начата кампания по ликвидации этого завода. Некоторые члены парламента Молдовы намерены демонтировать его и продать по частям».
 
Опубликовывая эту статью, ответчики действовали недобросовестно, дезинформируя общественность о моих действиях в качестве члена парламента, а также о деятельности парламентской группы коммунистической партии, которую я представляю, обвинив нас в уничтожении предприятия, являющегося частью национальной экономики».  
 
8. 21 июня 2002 года газета «Флукс» опубликовала статью, анонсированную в номере от 19 июня. Содержание статьи было основано на информации, полученной от В.Н., заместителя исполнительного директора консервного завода Anenii Noi (Новые Анены), и касалось событий, связанных с предполагаемыми попытками парламентария-коммуниста (M.A.) организовать банкротство завода с целью его продажи.  В статье говорилось о том, что указанный парламентарий использовал для этой цели налоговый и другие государственные органы, и что он (M. A.) сказал В. Н. о том, что его действия поддерживает парламентская группа коммунистической партии. По словам В. Н. три других завода на территории региона уже были объявлены банкротами и проданы подобным же образом.
 
9. 1 августа 2002 года судья И. М., который одновременно являлся председателем Буюканского районного суда, вынес решение в пользу г-на Степанюка, обосновав его следующим образом:
 
«Из содержания и смысла статьи [от 19 июня 2002 г.] ясно, что «Флукс» и автор статьи выдвинули клеветнические и ложные обвинения против г-на Степанюка, в частности, утверждая, что он, будучи членом парламента и лидером парламентской группы коммунистической партии, предпринял действия, направленные на разрушение предприятия, составляющее часть национальной экономики республики Молдова, ради личной наживы.
 
К тому же, статья сопровождалась фотографией истца.
 
Ответчики не представили в статье никаких доказательств достоверности своих обвинений.
 
В таких обстоятельствах, суд считает необходимым указать, что любая статья должна быть достоверной и содержать только точные и правдивые сведения, соответствующие действительности, а не основанные на слухах, анонимных письмах или плохо проверенной информации из ненадежных источников.
 
Однако ответчики, вопреки здравому смыслу, оклеветали истца.
 
Таким образом, ответчики явно переступили границы конструктивной критики публичных лиц необходимой в демократическом обществе.
 
По мнению суда, то обстоятельство, что имя истца не было названо в статье, не имеет решающего значения, поскольку его фотография и само содержание статьи ясно свидетельствуют о том, против кого она была направлена. Таким образом, ему были причинены душевные страдания, за которые ответчикам следует отвечать.
 
При определении размера компенсации за причинение морального ущерба, суд принимает во внимание значительную резкость выпада в сторону г-на Степанюка, большое количество читателей газеты и степень страданий, причиненных истцу.
 
Суду также следует принять во внимание общественные функции г-н Степанюка в качестве члена парламента и лидера парламентской группы, что должно увеличить размер возмещения за моральный вред. Поэтому суд считает необходимым назначить истцу максимальный объем компенсации, предписанной законом».
 
10. Суд расценил утверждение «Коммунисты хотят продать консервный завод Anenii Noi (Новые Анены)по частям» как клеветническое и распорядился, чтобы газета и автор статьи выплатили истцу 3600 молдавских лей (эквивалент 270 евро в то время) и 1800 лей, соответственно. Далее суд обязал газету напечатать извинение в течение пятнадцати дней. На ответчиков также была возложена обязанность оплатить судебные издержки.
 
11. Газета обжаловала это постановление, утверждая, помимо прочего, что статья была направлена против M.A., другого члена парламентской группы коммунистической партии, а не против г-на Степанюка, фотография которого была опубликована для того, чтобы было легко понять, что речь шла о коммунистической парламентской группе, поскольку он был председателем партии.
 
12. Заявитель также сослался на то, что оспоренная статья была выдержкой из статьи, которая должна была выйти впоследствии, и что утверждение, признанное судом первой инстанции клеветническим, было лишь субъективным заключением, которое автор сделал на основании информации, содержавшейся в главной статье. Затем Заявитель сообщил суду о том, что M. A. также подал иск о защите чести и достоинства против газеты и обратился с просьбой о том, чтобы производство по искам г-на Степанюка и M. A. были объединены и иски рассматривались вместе.
 
13. Наконец, Заявитель утверждал, что судья И. М. не был независимым и беспристрастным, потому что он был другом г-на Степанюка, и был назначен председателем Буюканского районного суда парламентской группой коммунистической партии. Большинство судебных дел о защите чести и достоинства между «Флукс» и г-ном Степанюком рассматривались им единолично и суды лишь озвучили заранее принятые решения. В других делах о диффамации между «Флукс» и представителями власти, судья И. М. всегда принимал сторону последнего и назначал ему максимально возможный по закону размер возмещения.
 
14. 6 февраля 2003 года Кишиневский областной суд отклонил апелляционную жалобу как необоснованную, не приняв во внимание статью, опубликованную 21 июня 2002 года.
 
15. Газета подала новую жалобу по вопросам права, обосновав ее так же, как и первую, и добавила, в числе прочего, что в оспоренной статье лишь воспроизводилось мнение руководства консервного завода Anenii Noi (Новые Анены).
 
16. 1 апреля 2003 года Апелляционный суд отклонил и эту жалобу. Он заявил, в числе прочего, что информация, опубликованная в статье о г-не Степанюке, явно не соответствовала действительности; более того, рядом с текстом статьи была помещена его фотография.
 
17. Вероятно, иск M. A. против «Флукс» не был рассмотрен по причине того, что истец не явился в суд.
 
II. Применимое национальное законодательство
 
18. Применимые положения Гражданского кодекса Молдовы, действовавшие во время происходивших событий:
 
Статья 7. Защита чести и достоинства
 
«(1) Любое физическое или юридическое лицо имеет право обращения в суд с требованием опровержения утверждений, наносящих ущерб его чести и достоинству и несоответствующих действительности, а также утверждений, не наносящих ущерб чести и достоинству, но несоответствующих действительности.
 
(2) В случаях, когда СМИ, распространившее такие утверждения, не в состоянии доказать, что они соответствуют действительности, суд должен обязать редакцию СМИ опубликовать не позднее 15 дней после вступления в силу судебного решения опровержение соответствующих утверждений в той же колонке, на той же странице или в той же программе или серии теле/радио передач».
 
Статья 7 § 1. Компенсация морального ущерба
 
«(1) Моральный ущерб, нанесенный человеку в результате распространения через СМИ или организации или других людей утверждений, несоответствующих действитель-ности, а также утверждений, касающихся его частной или семейной жизни, без его согласия, должны возмещаться в форме денежной компенсации, размер которой определяет суд.
 
(2) Сумма компенсации определяется судом по каждому отдельному делу в размере от 75 до 200 месячных МРОТ, если информация была распространена юридическим лицом и в размере от 10 до 100 месячных МРОТ, если информация была распространена физическим лицом».
 
III. Материалы, на которые опирался заявитель
 
19. В соответствующей части отчета по странам за 2003 года организации «Дом свободы» (Freedom House) относительно Молдовы говорится следующее:
 
«... В 2002 году, принцип главенства закона в Молдове был поставлен под вопрос. Свидетельством этому стало растущее число жалоб, поданных молдавскими гражданами на рассмотрение в Европейский Суд по правам человека, и действия, предпринятые парламентом и правительством страны для подавления независимости судов. Другим фактором, нарушающим хрупкий баланс сил между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти в 2002 году, стала серия назначений, продиктованных соображениями лояльности правящей партии, намерением прекратить деятельность омбудсмена и попытками ограничить независимость Конституционного суда.
 
...
 
В апреле Ассоциация судей Молдовы (АСМ) сигнализировала о том, что правительство начало процесс «массовых чисток» судебного сектора.  Семь судей остались без работы, включая Тудора Лазара, члена Апелляционного суда и Георге Ульяновски, председателя Кишиневского трибунала. В случае с Лазаром, его отстранение от работы, вероятно, было предпринято в отместку за ранее принятые Апелляционным судом решения в пользу Церкви архиепископа Бессарабии и местных импортеров нефти в их судебных спорах с правительством.
 
Ситуация ухудшилась, когда Президент Воронин отказал в продлении мандатов 57 судьям. АСМ передала заявление на эту тему представителям Совета Европы, находившимся в то время в Кишиневе с исследовательской миссией. Правительство проинструктировало министерство юстиции задержать принятие судебных решений относительно выплаты возмещений материального ущерба государственными органами. В октябре Георге Сусаренко, председатель Ассоциация судей Молдовы, заявил на пресс-конференции, что высокопоставленные сотрудники правительства оказывали давление на судей с целью вынудить их принимать постановления в пользу правительства.
 
В декабре президент Воронин провозгласил поправку к Конституции, дающую ему право назначать судей. В соответствии с этой поправкой, глава государства может назначать председателей судов, их заместителей и судей низших уровней на четырехлетний срок по рекомендации Высшего совета магистратуры. Парламент будет назначать на четырехлетний срок членов Верховного суда, включая его председателя, генерального прокурора и министра юстиции. Эти изменения являются подтверждениями того, что коммунистические лидеры страны ослабляют независимость судов и стремятся подчинить себе эту ветвь власти…».
 
20. В отчете по странам госдепартамента США за 2003 год о Молдове говорится следующее:
 
«... Конституция страны гарантирует независимость судебной власти, однако, официальное давление на суды и коррупция среди судебных чиновников остаются неразрешенной проблемой. 
 
Из достоверных источников продолжает поступать информация о том, что местные прокуроры и судьи вымогают взятки за смягчение обвинений и приговоров.
 
После прошедшей в мае крупной реорганизации, судебная ветвь власти теперь делится на три категории судов: суды общей юрисдикции, апелляционные суды и Верховный суд. Имеющий особое положение Конституционный суд пользуется исключительным приоритетом при рассмотрении дел, касающихся конституционности законопроектов и принятого законодательства, указов и других законодательных актов правительства. Если Конституционный суд по-прежнему имеет репутацию справедливой и объективной инстанции, то другие суды, по сообщениям наблюдателей, часто дают основания для подозрений их в коррупции и политической ангажированности.  
 
Конституция предоставляет Президенту право, опираясь на рекомендации Высшего совета магистратуры, назначать судей на начальный пятилетний период. Для того чтобы быть переизбранными, судьи должны пройти специализированную судебную подготовку и тест, результаты которого оценивают члены Высшего совета судей. При переназначении судей значительную роль играют политические факторы».


 

ПРАВО
 
21. Заявитель обратился с жалобой по статье 6 Конвенции на то обстоятельство, что постановления национальных судов никак не были обоснованы, и что судья И. М. в суде первой инстанции не был независимым и беспристрастным. Относящаяся к делу часть статьи 6 гласит следующее:
 
«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».
 
22. Заявитель также обратился с жалобой по статье 10 Конвенции на то, что решения национальных судов повлекли за собой вмешательство в осуществление его права на свободу выражения мнения, и это вмешательство нельзя было расценить как необходимое в демократическом обществе.  В статье 10 говорится:
 
«1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ ...
 
2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».
 


 

I. Приемлемость жалоб
 
A. Жалоба по статье 6 Конвенции относительно независимости и беспристрастности судьи И. М.
 
23. Правительство выдвинуло аргумент о том, что Заявитель не представил убедительных доказательств своего утверждения о том, что действиям судьи И. М. недоставало беспристрастности и независимости. По словам представителя Правительства, один лишь тот факт, что Заявитель несколько раз ранее потерпел неудачу в судебных разбирательствах, не был достаточным доказательством зависимости и пристрастности судьи. В любом случае, у Заявителя была возможность заявить судье И. М. отвод.
 
24. Заявитель утверждал, что судья И. М. не был независимым и беспристрастным в своих действиях. Притом, что впервые он был назначен на эту должность в 2000 году при прежнем правительстве, в 2001 году он вновь был назначен председателем Буюканского районного суда парламентской группой коммунистической партии, имевшей в то время 71 место в парламенте из 101, и лидером которой был г-н Степанюк.  Начиная с этого момента, судья рассмотрел четыре других иска о защите чести и достоинства, поданных г-ном Степанюком против Газеты-заявителя, и во всех случаях принял решения в пользу г-на Степанюка, назначая максимально возможный размер компенсаций, предписанный законом. С точки зрения Заявителя, то обстоятельство, что председатель Суда лично рассматривал большинство исков о защите чести и достоинства, поданных г-ном Степанюком, было странным совпадением, которое становится еще более странным, если учесть, что он ни разу не рассматривал дела по подобным искам, поданным против «Флукса»   « обычными» истцами. Во всех указанных делах иски были удовлетворены, невзирая на то, что г-н Степанюк не оплачивал государственную пошлину, что является формальным основанием для отказа в рассмотрении дел по Гражданско-процессуальному Кодексу. Г-н Степанюк даже не появлялся в суде, и все его иски рассматривались в его отсутствие, обычно в рамках первого же слушания. Судья И.М. никогда не задавал ответчику вопросов, а лишь выдвигал новые доводы в поддержку позиции истца, причем такие, которые сам истец не приводил. Все это было доказательством «особой опеки» г-на Степанюка судьей И. М.
 
18 марта 2004 года судья И. М. получил повышение и был назначен парламентом судьей Верховного суда. По утверждению Заявителя, это был первый случай, когда судья из суда общей юрисдикции был повышен по службе настолько стремительно. Более того, 14 мая 2004 года судья И. М. был назначен заместителем председателя Коллегии по экономическим делам Высшей судебной палаты, а 7 июля 2006 года он получил почетное звание Meritul Civic от президента Молдовы, одновременно являвшегося председателем коммунистической партии Молдовы.
 
25. Заявитель также сослался, помимо прочего, на отчеты организации «Дом свободы» (Freedom House) и государственного департамента США (см. пункты 19 и 20 выше) и заключил, что, учитывая общую обстановку в судебной ветви власти Молдовы, обстоятельства карьеры судьи И. М. и его поведение при рассмотрении других похожих дел, сторонами в которых были Газета-заявитель и г-н Степанюк, у него были основания для обоснованных и законных опасений, что указанный судья не был независимым и беспристрастным при рассмотрении данного дела.
 
26. Суд считает, что выяснение того, использовал ли Заявитель  все существующие средства судебной защиты в своей стране, ненужным, поскольку находит данную жалобу очевидно плохо обоснованной с любой точки зрения и по следующим причинам.
 
27. Суд напоминает о том, что назначение судей исполнительной или законодательной властью допустимо при условии, что кандидаты не подвергаются влиянию или давлению при осуществлении своих судебных функций (см. постановление по делу Кэмпбелл и Фелл против ВеликобританииTheUnitedKingdom) от 28 июня 1984 года, серия A, № 80, § 79). Из обстоятельств данного дела видно, что судья И. М. имел определенный срок полномочий, и что его пребывание в должности не могло быть прекращено ни исполнительной, ни законодательной властью. Заявитель не представил никаких доказательств того, что судья И. М. находился под влиянием или давлением со стороны исполнительной или законодательной власти. В свете сказанного выше, Суд не может прийти к заключению о том, что действия судьи И. М. были продиктованы зависимостью и пристрастностью, ни с субъективной, ни с объективной точки зрения, в том смысле, который заложен в формулировке пункта 1 статьи 6 Конвенции, при рассмотрении гражданского иска против Газеты-заявителя. Таким образом, в этой части жалоба должна быть объявлена неприемлемой по причине явной необоснованности с точки зрения пунктов 3 и 4 статьи 35 Конвенции. (Campbell and Fell v.
 
В. Жалобы по статье 1 Протокола № 1 и статье 13 Конвенции
 
28. В своем первом заявлении, Газета-заявитель также жаловалась на нарушение статьи 1 Протокола № 1 и статьи 13 Конвенции. В своих комментариях относительно их приемлемости и существа, Газета обратилась к Суду с просьбой об их рассмотрении. Суд не находит оснований для этого.
 
С. Жалобы по статьям 10 и 6 Конвенции
 
29. Суд считает, что жалоба Заявителя по статье 10 Конвенции и жалоба по статье 6 относительно недостаточности оснований для принятия национальными судами известных постановлений поднимают достаточно серьезные правовые вопросы, разрешение которых возможно лишь при рассмотрении конкретных обстоятельств, а других оснований для признания их неприемлемыми выявлено не было. Поэтому Суд объявляет жалобу в этой части приемлемыми. В соответствии со своим решением применить пункт 3 статьи 29 Конвенции (см. пункт 4 выше), Суд немедленно приступает к рассмотрению конкретных обстоятельств этих жалоб.
 
II. Предполагаемое нарушение статьи 10 Конвенции
 
A. Аргументы сторон
 
1. Заявитель
 
30. Заявитель обратился с жалобой на то, что вмешательство не было предписано законом, потому что ни молдавское законодательство, ни судебная практика не содержат требования о разграничении между утверждениями, основанными на фактах, и оценочными суждениями.
 
31. Заявитель также утверждал, что статья от 19 июня 2002 года была лишь кратким изложением статьи, опубликованной 21 июня 2002 года, которая, в свою очередь, была только отражением утверждений, высказанных третьим лицом, а именно В. Н.  Заголовок этого анонса, за публикацию которого газета подверглась наказанию, был не более чем выводом, который сделал автор на основании утверждений В. Н., т.е. оценочным суждением, имевшим достаточное фактическое основание.
 
32. Статья была написана в контексте дебатов на тему, представлявшую несомненный общественный интерес, а именно, управление государственной собственностью и предполагаемые злоупотребления со стороны государственных чиновников. К тому же, статья не содержала никакой критики г-на Степанюка, а лишь критику M. A., члена парламентской группы коммунистической партии. Фотография г-на Степанюка была опубликована только для того, чтобы обеспечить узнаваемость парламентской группы. В любом случае, рамки усмотрения национальных судов были очень узкими в данном деле, поскольку истцом являлся политиком.
 
2. Правительство
 
33. Правительство согласилось с тем, что факты данного дела указывают на вмешательство в осуществление Заявителем его права на свободное выражение мнения. Вмешательство, однако, было оправданным в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Конвенции. Заявитель был обязан судебным решением выплатить компенсацию морального вреда за ущемление чести и достоинства на основании статей 7 и 7 § 1 Гражданского кодекса.  Следовательно, вмешательство было «предписано законом», а закон был доступным и предсказуемым. Оно служило законной цели защиты достоинства г-на Степанюка; более того, данная мера была необходима в демократическом обществе.
 
34. Правительство указало на существование у национальных органов власти определенных рамок усмотрения при оценке необходимости вмешательства и привело довод о том, что в ситуациях, при упоминании которых в Конвенции имеются ссылки на национальное законодательство, приоритет при осуществлении задачи его применения и толкования находится именно у национальных органов власти. Правительство заявило, что в данном деле национальные органы власти не вышли за пределы этих рамок, но использовали их вполне добросовестно, аккуратно и разумно.
 
35. Правительство также утверждало, что причины, выдвинутые в обоснование вмешательства, были «существенны и достаточны».
 
 
В. Оценка Суда
 
36. Стороны и Суд согласились с тем, что решения национальных судов и назначенное Заявителю возмещение ущерба представляли собой «вмешательство государства» в осуществление Заявителем своего права на свободу выражения мнения в соответствии с первым пунктом статьи 10. Такое вмешательство влечет за собой нарушение статьи 10, если только оно не «предписано законом», преследует одну или несколько законных целей в соответствии с пунктом 2 данной статьи, и является «необходимым в демократическом обществе» для достижения такой цели или целей.
 
1. «Предписано законом»
 
37. Суд отмечает, что обжалованное вмешательство имело юридическое основание, а именно, статьи 7 и 7 § 1 Гражданского кодекса (см. пункт 18 выше). В своем постановлении по делу Бусуйок против Молдовы (Busuioc  v. Moldova) от 21 декабря 2004 года (№ 61513/00, § 52-54), Суд установил, что эти положения были доступны и предсказуемы. Таким образом, Суд приходит к заключению о том, что в данном деле вмешательство было «предписано законом» в соответствии с пунктом 2 статьи 10.
 
2. «Законная цель»
 
38. Стороны не оспаривают, а Суд соглашается с тем, что вмешательство служило законной цели защиты репутации г-на Степанюка. Следовательно, остается ответить на вопрос о том, было ли вмешательство «необходимым в демократическом обществе».
 
3. «Необходимость в демократическом обществе»
 
( a ) Общие принципы
 
39. Соответствующие общие принципы были суммированы в деле Бусуйок против Молодовы, упомянутом выше, §§ 56-62, и Савицки против Молдовы (Savitchiv. Moldova) от 11 октября 2005 года, № 11039/02, §§ 43-50.
 
40. Кроме этого, Суд напоминает о том, что в деле Лингенс против Австрии (Lingens v. Austria) (постановление от 8 июля 1986 г., серия A № 103, § 42), было решено следующее:
 
«[политик] неизбежно и сознательно выставляет каждое свое слово и дело под пристальный контроль со стороны журналистов и широкой общественности и, следовательно, должен проявлять большую степень терпимости.  Нет сомнений, что пункт 2 статьи 10 позволяет защищать репутацию всех лиц, т.е. распространяется и на политиков, даже когда они выступают не в качестве частных лиц; но в таких случаях необходимо взвешивать потребности подобной защиты в связи с интересом общества к открытой дискуссии по политическим вопросам».
 
( b ) Применение вышеуказанных принципов в данном деле
 
41. Суд отмечает, что, по существу, Газета-заявитель подверглась наказанию за публикацию фотографии председателя парламентской группы коммунистической партии рядом с кратким изложением будущей статьи, содержащей критику этой группы за предполагаемое участие в незаконных действиях. Можно сказать, что сопоставление текста и фотографии предполагало наличие связи между предполагаемыми нарушениями закона и г-ном Степанюком. К тому же, краткое изложение не создавало ясного представления о том, что основная статья будет основана на информации от третьего лица. Однако сообщалось, что в основной статье будут изложены подробности, а из анонса было очевидно, что речь пойдет о политиках и политических вопросах.
 

42. Суд отмечает, что статья была написана журналистом, и напоминает о чрезвычайно важной роли прессы в демократическом обществе по распространению идей и мнений по политическим и другим вопросам, представляющим общественный интерес (см. постановление по делу «Санди таймс» пр. Великобритании (№ 1) ( Sunday Times v . The United Kingdom ) от 26 апреля 1979 года, серия A № 30, § 65). Суд также напоминает о том, что государства имеют очень узкие пределы усмотрения в делах, касающихся политиков (см. пункт 40выше) и отмечает, что г-н Степанюк во время происходивших событий был очень высокопоставленным политиком. Наконец, Суд отмечает, что анонс статьи и оспоренные утверждения были основаны на информации, исходившей из источника, который был надежным    prima facie, а именно исполнительного директора завода (см., mutatis mutandis, постановление по делу Бладет Тромсё и Стенсаас против Норвегии (Bladet Tromsö and Stensaas v. Norway) [БП], № 1980/93, § 68, ЕСПЧ 1999-III).

 
43. Суд отмечает, что в своей апелляции по вопросам права Заявитель приводит довод о том, что статья от 19 июня 2002 года была лишь выдержкой из статьи, которая появилась позднее 21 июня 2002 года, и что оспоренная фраза «Коммунисты хотят продать консервный завод Anenii Noi (Новые Анены) по частям» была лишь выводом, к которому пришел автор на основе информации, содержавшейся в этой статье. Информация в основной статье, в свою очередь, была основана на сообщениях исполнительного директора завода, и не была никем опровергнута как клеветническая или ложная (см. пункты 8 и 17 выше). Однако национальные суды не обратили никакого внимания на эти доводы Заявителя и не рассмотрели их, видимо сочтя их несущественными, и пришли к выводу о том, что оспоренные утверждения были недостоверными и клеветническими по отношению к г-ну Степанюку, даже не ознакомившись с содержанием основной статьи.
 
44. Суд напоминает, что требование к заявителю доказать достоверность его утверждений и одновременное лишение его действительной возможности представить доказательства правдивости своего утверждения и, тем самым, установить их достоверность или показать, что их содержание не было совершенно безосновательным, является несоразмерным вмешательством в осуществление права на свободное выражение мнения (см., например, дело Бусуйок против Молдовы, упомянутое выше, § 88 и Савицки против Молдовы, упомянутое выше, § 59).
 
45. Принимая во внимание сказанное выше, учитывая характер выражений, использованных газетой в оспоренном утверждении, то обстоятельство, что свобода журналиста также допускает применение определенного преувеличения или даже провокации, и, взвесив различные интересы, представленные в данном деле, Суд приходит к выводу о том, что вмешательство в осуществление Газетой-заявителем своего права на свободное выражение мнения не было «необходимым в демократическом обществе».
 
46. Таким образом, Суд постановляет, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.
 
III. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции
 
47. Газета-заявитель также утверждала, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции на том основании, что национальные суды не смогли обосновать принятые ими решения. Поскольку эта жалоба не поднимает вопроса отдельного от того, который рассматривался в связи со статьей 10 выше, Суд не считает необходимым рассматривать его отдельно.
 
IV. Применение статьи 41 Конвенции
 
48. Статья 41 Конвенции гласит:
 
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протокола к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
 
A. Материальный ущерб
 
49. Заявитель потребовал 278 евро в качестве возмещения материального ущерба, который складывался из суммы, выплаченной им ранее г-ну Степанюку и судебных расходов, которые ему пришлось нести для того, чтобы суды рассмотрели поданные жалобы.
 
50. Правительство не согласилось с размером затребованной суммы на том основании, что Заявитель не должен получать их возмещение, т.к. судопроизводство было справедливым, а принятые постановления были вполне обоснованными. Правительство обратилось к Суду с просьбой отклонить требование Заявителя о возмещении материального ущерба.
 
51. Суд считает требование Заявителя о возмещении материального ущерба полностью обоснованным и удовлетворяет его в полной мере.
 
 
В. Моральный ущерб
 
52. Заявитель потребовал 18500 евро в качестве возмещения морального ущерба, причиненного ему нарушением его права, гарантированного Конвенцией. Обосновывая свои требования о возмещении морального ущерба, связанного с нарушением статьи 10, Заявитель сообщил о том, что был принужден опубликовать опровержение оспоренного утверждения, и сослался на более раннюю судебную практику по молдавским делам. В частности, он сослался на дела Бусуйок против Молдовы (упомянутое выше) и Савицки против Молдовы(упомянутое выше), в которых были назначены четыре и три тысячи евро, соответственно.
 
53. Правительство оспорило это требование, заявив, что оно необоснованно и чрезмерно.
 
54. Учитывая факт нарушения статьи 10 Конвенции, установленный выше, Суд считает оправданным присуждение компенсации морального ущерба в данном деле. Проведя оценку на справедливой основе, Суд назначает Газете-заявителю 3000 евро.
 
С. Издержки и расходы
 
55. Адвокат Газеты-заявителя потребовал 2680 евро на покрытие судебных издержек и расходов. Он представил подробную ведомость и договор, в соответствии с которым его почасовая ставка равнялась 60 евро. Расчеты в ведомости не включали в себя время, потраченное на рассмотрение жалоб по статьям 6, 8 и 13 и статье 1 Протокола № 1 к Конвенции, которые были впоследствии отозваны Газетой-заявителем.
 
56. Он заявил, что количество часов, потраченных им на работу по данному делу, не было чрезмерным, а, напротив, оправданным сложностью дела и тем обстоятельством, что комментарии по делу необходимо было составлять на английском языке.
 
57. В том, что касается почасовой ставки в 60 евро, адвокат утверждал, что ее размер находился в рамках, рекомендованных Ассоциацией адвокатов Молдовы, а именно 40-150 евро в час. Он также упомянул высокую стоимость жизни в Кишиневе, приведя в качестве примеров цены на жилье и бензин.
 
58. Правительство не согласилось с затребованной суммой на оплату представительских услуг в суде. Его представитель назвал ее чрезмерной и заявил, что сумма, затребованная адвокатом, не соответствовала той, которая была в действительности выплачена ему Газетой-заявителем. Правительство усомнилось в количестве часов, отработанных адвокатом Газеты-заявителя по делу и оспорило размер почасовой ставки оплаты. Оно также заявило, что размеры почасовой ставки, рекомендованные Ассоциацией адвокатов Молдовы, были слишком высоки, учитывая уровень среднемесячной заработной платы в Молдове, и напомнило о некоммерческом характере организации «Адвокаты за права человека».
 
59. Суд напоминает, что для того, чтобы включить судебные издержки и расходы в сумму компенсации по статье 41, должно быть установлено, что они действительно были взысканы в разумном размере (см., например,Амихалакоайе против Молдовы ( Amihalachioaie v. Moldova), № 60115/00, § 47, ЕСПЧ 2004?III).
 
60. Компенсация судебных издержек не может быть ограничена теми суммами, которые заявитель уже выплатил своему адвокату; по существу, подобный подход лишил бы многих адвокатов мотивации представлять в суде менее состоятельных заявителей.  В любом случае, Суд всегда назначал компенсацию судебных издержек и расходов в ситуациях, в которых заявители не выплачивали никаких сумм своим адвокатам до того, как Суд выносил свое решение (см., среди прочих источников, постановления и по делам Илашку и другие против Молдовы и России (Ila?cuand Others v. Moldova and Russian Federation) [БП], № 48787/99, § 493, ЕСПЧ 2004-VII, иХристианская демократическая народная партия против Молдовы (ChristianDemocraticPeople'sParty v.Moldova), № 28793/02, § 85, ЕСПЧ 2006-...).
 
В настоящем деле, принимая во внимание наличие детализированной ведомости и сложность дела, а также тот факт, что одна из жалоб была объявлена неприемлемой, Суд назначает адвокату Газеты-заявителя 1800 евро в качестве компенсации издержек и расходов.
 
 
   
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО
 
1. Объявляет большинством голосов жалобу по пункту 1 статьи 6 Конвенции на то, что судья И. М не был независимым и беспристрастным в своих действиях, неприемлемой;
2. Объявляет единогласно, остальную часть жалобы приемлемой;
3. Постановляет единогласно, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции;
4. Постановляет шестью голосами против одного, что необходимости в отдельном рассмотрении жалобы по пункту 1 статьи 6 Конвенции, не было;
5. Постановляет единогласно,
(a) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю, в течение трех месяцев с момента окончательного вступления данного решения в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы с последующим их пересчетом в валюту Государства-ответчика по курсу, действующему на момент расчета:
(i) 278 евро (двести семьдесят восемь евро) в качестве компенсации материального ущерба;
(ii) 3000 евро (три тысячи евро) в качестве компенсации морального ущерба;
(iii) 1800 евро (одну тысячу восемьсот евро) в качестве возмещения судебных издержек и расходов;
(iv) сумму любого налога, которым могут облагаться суммы, указанные выше.
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента выплаты на суммы, указанные выше, выплачиваются простые проценты в размере предельного ссудного процента Европейского центрального банка в течение периода выплаты процентов с добавлением трех процентных пунктов;
6. Отклоняет оставшуюся часть иска Газеты-заявителя с требованием справедливой компенсации.
 
Выполнено на английском языке, представлено в письменной форме 3 июля 2007 года, в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.
 
Николас Братца