В «Черновик» вписали арест журналиста

19 Июня 2019

Советский районный суд Махачкалы арестовал во вторник на два месяца журналиста еженедельника «Черновик» Абдулмумина Гаджиева, а также Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Все они проходят по делу о финансировании терроризма. По версии следствия, средства, перечисленные фигурантами проповеднику Абу Умару Саситлинскому, поступали затем боевикам в Сирию. Арест журналиста вызвал большой общественный резонанс: его сторонники собираются провести в Махачкале митинг и разместили в интернете обращение к Владимиру Путину. Глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов пообещал следить за ходом расследования.

Ходатайства следствия об аресте троих подозреваемых по делу о финансировании терроризма планировалось рассмотреть в суде в минувшее воскресенье. Однако адвокаты попросили суд отложить решение вопроса о мере пресечения, продлив фигурантам срок задержания: защите понадобилось дополнительное время, чтобы успеть собрать необходимые ей материалы.

Во вторник адвокаты Абдулмумина Гаджиева представили 26 положительных характеристик подзащитного от его соседей по дому, чтобы суду стала понятна несостоятельность имеющейся в деле отрицательной характеристики от участкового (поводом для такой его оценки стал «замкнутый образ жизни» журналиста). В свою очередь, прокурор Магомед Ибрагимов неожиданно попросил суд закрыть процесс от публики.

Как выяснилось, представитель надзорного ведомства и следователь по особо важным делам республиканского управления Следственного комитета России Шамиль Валимагомедов были недовольны активным освещением в соцсетях предыдущего судебного заседания.

 Подобная работа присутствующих в зале журналистов, настаивали они, может навредить следствию и стать формой оказания давления на суд.

Защитники журналиста были категорически против закрытия процесса и напомнили о необходимости соблюдения принципа открытости и гласности правосудия. Для вынесения решения по этому вопросу судье Далгату Гаджиеву понадобился час. Он счел убедительными доводы стороны обвинения и в интересах обеспечения безопасности участников процесса и сохранения тайны следствия перевел заседание в закрытый режим. Такое же решение было принято и на заседании, где избиралась мера пресечения для Тамбиева.

О содержании выступления Абдулмумина Гаджиева на заседании тем не менее стало известно благодаря аудиозаписям, сделанным его адвокатами. Журналист, в частности, напомнил, что подозрение в финансировании терроризма в его адрес основывается на словах подвергнутого пыткам Кемала Тамбиева, который с чьих-то слов якобы сообщил, что журналист был админом группы во «ВКонтакте», через которую собирались деньги для боевиков.

Как ранее сообщал “Ъ”, фигурантами недавно возбужденного уголовного дела о финансировании терроризма (ст. 205.1 УК РФ) стали 11 человек, в том числе исламский проповедник Исраил Ахмеднабиев, известный под именем Абу Умар Саситлинский. По версии следствия, деньги, которые подозреваемые переводили ему якобы на благотворительные цели, на самом деле направлялись затем боевикам в Сирию и Ирак. По делу были задержаны лишь три человека.

Ответственно заявляю, что никогда не вел никакие группы во "ВКонтакте",— говорил в суде сотрудник "Черновика".— Более того, этой социальной сетью я никогда не пользовался. В последнее время я привязал свою страницу в Instagram к соцсети "ВКонтакте", и публикации там дублировались».

Это было несколько месяцев назад, уточнил подозреваемый, а в 2013 году (когда, по версии следствия, велся сбор денег) таких публикаций не было вообще.

Абдулмумин Гаджиев подробно рассказал суду о себе. «Учился всегда на отлично, выступал на олимпиадах по разным предметам,— говорил он.— Становился победителем олимпиады по математике. Моя учительница даже спустя 18 лет приводит меня в пример. Закончил математический факультет ДГУ на отлично, поступил в аспирантуру. Сразу стал работать старшим преподавателем на экономическом факультете. Преподавал самые сложные дисциплины: эконометрику, экономическое моделирование, высшую математику, информатику…»

Для «Черновика» Абдулмумин Гаджиев начал работать в 2008 году. «Я достаточно открытый человек. Все свои мысли я публикую в соцсетях. Никто из тех, кто знаком со мной лично или по соцсетям, никогда не поверят в эти абсурдные обвинения в терроризме и экстремизме, радикализме. Газета "Черновик" уже подняла ряд публикаций, где я выражаю свое отношение к терроризму и экстремизму. Я являюсь примерным семьянином, воспитываю четверых сыновей. Младшему сыну полтора года.

Я ни разу в жизни не совершал ни одного преступления, правонарушения, не осуществлял сборы денежных средств в какие-либо благотворительные фонды. Более того, отговаривал других людей, говорил им, что у нас в Дагестане полно нуждающихся.

Единственный фонд, куда я перечислял в своей жизни средства,— это фонд "Надежда", который находится в Махачкале, и я знаю его руководителя».

Подозреваемый напомнил следователю об обещании тех, кто его задерживал, извиниться, если окажется, что он невиновен. «Извиняться передо мной не надо,— сказал он при этом.— Если вся ваша доказательная база сводится к тому, чтобы привезти из Москвы Тамбиева, о котором я никогда в жизни не слышал, не видел и который сделал репост какого-то благотворительного фонда... Тогда ИГИЛ (организация запрещена в РФ. — “Ъ”) еще в проекте не было. Тамбиева избили, пытали, чтобы он дал показания против меня. Об этом он заявил суду. Следователи не постеснялись привезти его с синяком под глазом. Если это все ваши доказательства, я прошу следствие больше не выдумывать никаких доказательств вины, которых не существует. И прошу освободить меня из-под стражи». Журналист поблагодарил адвокатов, юристов, журналистов — всех, кто замолвил о нем слово и не поверил в его виновность.

В итоге суд принял сторону следствия. Председательствующий счел убедительным рапорт начальника республиканского уголовного розыска о том, что подозреваемый намеревался скрыться в Турции, а также сообщение замначальника дагестанского УФСБ о наличии у Гаджиева «широкого круга дружеских связей из числа сотрудников правоохранительных органов и органов власти». Используя административный ресурс «Черновика», знакомых ему представителей органов власти и депутатов Народного собрания, журналист «изыскивает возможность оказания давления на участников уголовного судопроизводства, принимает меры к уничтожению следов преступной деятельности» и может нелегально выехать за пределы РФ, сообщил полковник ФСБ.

Под стражей Абдулмумин Гаджиев и его подельники должны пробыть как минимум до 14 августа. Однако адвокаты журналиста заявили, что обжалуют это решение суда.

 История с журналистом вызвала широкий резонанс. Пока шло заседание, у стен суда собралось около 200 человек, пришедших вновь, как и в воскресенье, поддержать сотрудника «Черновика». Многие из них были в футболках с надписью «Я/Мы Абдулмумин Гаджиев».

В понедельник сотрудники издания записали видеообращение к Владимиру Путину и подали уведомление о проведении митинга на главной площади Махачкалы.



Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что обращение в Кремль по официальным каналам пока не поступало. Он отметил, что ничего не знает про редакцию «Черновика». «Мы не видели в интернете (обращения.— “Ъ”), мы не можем весь интернет видеть изнутри»,— пояснил он.

«Будем разбираться с этой ситуацией»,— сказал, в свою очередь, председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев. А председатель СПЧ Михаил Федотов заявил в СМИ: «Будем следить, отправим обращение в органы прокуратуры. Пока информации мало, но "Черновик" — уважаемое независимое издание».


Источник:  Юлия Рыбина, Коммерсантъ

Фото: Сергей Расулов/NewsTeam / Коммерсантъ


Подпишитесь на нас


не забудьте поставить приоритет при подписке!
 

 
Проект "Правила выживания в сети"
Наш канал-видеоликбез по информационному праву