Подсудимые обвинили потерпевшего в попытке подкупа

20 Мая 2019

Бывший замполпреда Александр Дацышин выступил в суде по делу журналиста Игоря Рудникова. Интересы журналиста в суде представляют адвокаты Тумас Мисакян и Анна Паничева, приглашенные Центром защиты прав СМИ

Московский райсуд Санкт-Петербурга допросил следователя по особо важным делам Следственного комитета РФ (СКР) Андрея Кошелева и оперуполномоченного ФСБ Ивана Барана по делу о вымогательстве $50 тыс. у главы управления СКР по Калининградской области Виктора Леденева. Подсудимые — бывший замполпреда президента в Северо-Западном федеральном округе Александр Дацышин и экс-депутат облдумы главный редактор газеты «Новые колеса» (НК) Игорь Рудников — заявили о попытке подкупа журналиста потерпевшим генералом. Противоречия в его показаниях следователь объяснил собственной «интерпретацией», а защита считает фальсификацией.

Александр Дацышин три часа выступал в суде с показаниями по калининградскому делу, в котором он проходит пособником Игоря Рудникова. По версии СКР, бывший замполпреда президента помогал журналисту и бывшему депутату вымогать $50 тыс. у главного следователя региона генерала Леденева за прекращение публикации компрометирующей его информации. Главным итогом допроса господина Дацышина стали его заявления, что инициатором переговоров с Игорем Рудниковым был сам генерал Леденев, журналист денег не требовал и распространением позорящих потерпевшего сведений не угрожал. Как пояснил экс-чиновник, он до 2012 года курировал в регионе правоохранительные органы и сохранил товарищеские отношения с экс-главой калининградского УВД Евгением Мартыновым, по просьбе которого познакомился с генералом Леденевым. Генерал Мартынов сказал, что это «нужный лично ему человек, который помогает ему решать проблемы», а генерал Леденев после знакомства поведал господину Дацышину «о своем бизнесе, оформленном то ли на родственников, то ли на знакомых, и сообщил, что продал ресторан за 40 млн руб., компанию — за 50 млн, купил участок и построил себе дом в Калининграде», при этом «оформив документы на строительство на другого человека, поскольку стоимость дома несоразмерна с его официальными доходами, а бизнесом он официально заниматься не может из-за должности» (эта недвижимость фигурировала и в публикациях НК.— “Ъ”). При этом «с Игорем Рудниковым мы почти всегда находились в конфронтации, а иногда даже в конфликте», сообщил господин Дацышин, пояснив, что не прошел в 2003 году в Госдуму «исключительно благодаря стараниям Рудникова и его газете».

Как рассказал господин Дацышин, журналист согласился «забыть» генерала Леденева при условии переквалификации дела о совершенном на него покушении на ст. 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), добавив пожелание о компенсации $50 тыс., потраченных на собственное расследование по его делу. «Может, он специально назвал, чтобы я отвязался. Никакого преступного плана Рудников мне не озвучивал и ни о чем не просил»,— заявил господин Дацышин. Он передал условия журналиста генералу за коньяком в собственном офисе: «Леденев сказал, что деньги найдет, а вот с переквалификацией может быть заминка». Поскольку «в решении конфликта стали фигурировать деньги, с оплатой которых генерал Леденев легко согласился», Дацышин пошел выяснить, «заинтересованы ли органы власти в том, чтобы я помогал Леденеву», к замполпреда президента Михаилу Ведерникову (ныне псковский губернатор). Тот передал ситуацию главе калининградского УФСБ Леониду Михайлюку (сейчас занимает тот же пост в Крыму). «В результате я оказался в роли обвиняемого и подсудимого, а Леденев, который все это затеял,— в роли потерпевшего,— пожаловался господин Дацышин.— Оговаривая меня, Леденев не только сводит счеты с Рудниковым и избавляется от него таким способом, но спасает себя и избегает уголовной ответственности. Он сам намеревался совершить коммерческий подкуп Игоря Рудникова в особо крупном размере. И когда начальнику УФСБ это стало известно, у него не осталось другого выхода, как представить эту ситуацию вымогательством».

«Почему вы, фигура статусная, бегали между журналистом и генералом СКР, выполняя мелкие поручения, а не свели их напрямую?» — пыталась выяснить судья Валерия Ковалева. Экс-чиновник ответил, что просто «не мог отказать». Его показания «говорят об отсутствии в действиях Рудникова признаков вымогательства», сказал “Ъ” адвокат Тумас Мисакян. Игорь Рудников заявил, что господин Дацышин его оговорил, а генерал Леденев на приеме в своем кабинете, зафиксированном скрытыми видеокамерами ФСБ, пытался его подкупить: «Это расправа коррумпированного силовика над редактором газеты».

Следователь Андрей Кошелев и оперуполномоченный УФСБ Иван Баран были вызваны в суд по инициативе прокурора после того, как Виктор Леденев заявил, что его первоначальные показания, исключавшие версию о вымогательстве, были неверно «интерпретированы» следователем и он просил господина Дацышина лишь узнать имя и цель заказчика компромата на него. Следователь подтвердил, что вносил в протоколы не показания Леденева, а свои интерпретации его слов, отказавшись признать фальсификацию: «Возможно, я не совсем правильно понял и записал, что он говорил». Оперативник Баран сказал, что записывал объяснения Леденева, фактически подслушав его разговор с экс-главой УФСБ Леонидом Михайлюком.

Игорь Рудников спросил следователя, почему он не отреагировал на то, что его доставили на первый допрос «в трусах», с загипсованной рукой и без очков. Из ответа следовало, что сомнений относительно «недозволенных методов» сотрудников УФСБ у господина Кошелева не возникло. На вопрос суда, почему именно ему, бывшему подчиненному потерпевшего генерала, руководство СКР в Москве поручило расследовать это дело, следователь сослался на загруженность коллег по СКР. «То, что следователь не был беспристрастным, не вызывает сомнений: его задачей было изобличить обвиняемых и оградить от неприятностей Леденева,— заявила “Ъ” адвокат журналиста Анна Паничева.— Из обвинительного заключения невозможно понять, что произошло на самом деле». «Сфальсифицированные протоколы легли в основу предъявленного подсудимым обвинения, несмотря на то что следствие велось главным следственным управлением СКР, а обвинительное заключение утверждалось заместителем генпрокурора»,— отметил адвокат экс-замполпреда Сергей Баранов.



Источник: Анна Пушкарская, Коммерсантъ

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ


Подпишитесь на нас


не забудьте поставить приоритет при подписке!
 

 
Проект "Правила выживания в сети"
Наш канал-видеоликбез по информационному праву