Мистер иск: Кто ввел в России институт госкорпоративной цензуры

14 Ноября 2016

В России появилась новая разновидность цензуры — она не предварительная, но приводящая к фатальным последствиям для средств массовой информации. И это — госкорпоративная цензура.

Настало время составить список госкомпаний, которые нельзя упоминать в прессе иначе как в рекламных целях.

Список этот будет исчерпывающим. Потому что, судя по всему, должен состоять лишь из одного названия — и это Компания-которую-нельзя-называть. За нарушение же правил использования истинного наименования предусмотрена единственная форма наказания — полное уничтожение СМИ.

Госкорпоративная цензура стала реальностью после того, как Компанией-которую-нельзя-называть был подан чудовищный иск к РБК. Чудовищный во всех отношениях: сумма иска — более 3 млрд рублей, ее обоснование, фабула событий, предшествовавших иску, и та небывалая степень давления, которую, вероятно, испытывает российская судебная система.

И ведет себя эта компания так, будто государство — это она.

Компания-которую-нельзя-называть не имеет обыкновения отвечать на запросы средств массовой информации — не царское дело. Вместо этого ее спикеры уже после выхода публикации начинают давать невнятные комментарии о каком-то им одним ведомом «заказном характере публикации», чтобы потом проанонсировать беспардонный иск. В этом случае Компания-которую-нельзя-называть позиционирует себя как коммерческая структура, имеющая право так вести себя со СМИ, не раскрывать доходов и расходов своего топ-менеджмента и подробности сделок, поскольку все — коммерческая тайна.

Но как только дело касается государственных бизнес-преференций, то Компания-которую-нельзя-называть немедленно превращается в основу экономики страны, чей бюджет — чуть ли не главный фактор обеспечения экономической безопасности России. Однако стоит лишь об этом написать, как теперь уже обиженная коммерческая Компания-которую-нельзя-называть строчит миллиардный иск в арбитраж, страдая по поводу мифических убытков.

Но тут — либо крестик, либо трусы.

Впрочем, суды оставляют в пользовании Компании-которую-нельзя-называть оба аксессуара, принимая решения, которые основываются на заключениях неких экспертов, привлеченных (не бесплатно) самой «пострадавшей» стороной, и не дают при этом защититься журналистам.

Так было с исками к «Новой газете» и к газете «Ведомости».

Теперь подобное происходит с РБК. С той лишь существенной разницей, что цель поставлена исключительно радикальная: полностью разорить авторитетное средство массовой информации, выкинув на улицу сотни работников.

В мировой истории была личность, маниакально желавшая уничтожить один успешный торговый город, что было достигнуто, однако весьма печально сказалось на будущем крупного политического деятеля того времени.

Войти в историю, как известно, можно двумя способами. Какой способ использовала Компания-которую-нельзя-называть, уже очевидно, что выберет российская судебная система, оказавшаяся в состоянии краш-теста, скоро узнаем.

Источник: "Новая газета"