Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

“Алиф ТВ” обжаловал в суде блокировки из-за информации о самоубийствах

Интересы ресурса представляет юрист Центра Екатерина Шмыгина 

Интернет-портал “Алиф ТВ” подал в Тверской районный суд Москвы административный иск об оспаривании блокировок из-за размещения информации о самоубийствах. Доступ к ресурсу был ограничен последовательно три раза.  Никаких уведомлений ни от Роскомнадзора, ни от провайдера хостинга владелец не получал. И только благодаря реестру, который ведет сторонняя некоммерческая организация, истец смог узнать, какие именно материалы стали причиной блокировок. Интересы ресурса в суде представляет юрист Центра Екатерина Шмыгина.  

Первая блокировка произошла 24 января 2020 года. На сайте Роскомнадзора указывался только номер и дата решения Роспотребнадзора, по которому сайт был заблокирован. Узнать, что причиной ограничения доступа стало видео «Социальный эксперимент: мусульманин убийца?» , владелец сайта смог только на сайте общественной организации РосКомСвобода, которая ведет реестр запрещенных материалов. Позже выяснилось, что, по мнению контролирующих органов, в ролике якобы содержалась информация о способе совершения самоубийства. 

Видео было незамедлительно удалено, о чем был уведомлен Роскомнадзор. Однако сайт так и остался заблокирован, но уже по другому основанию. Лишь через несколько дней владелец ресурса выяснить, что появились претензии к другому ролику — «Аллах спас татуировщика от самоубийства и привел к истине. Сердце со шрамом». В нем контролирующие ведомства также нашли описание способа совершения суицида. Этот материал тоже был удален. 

Доступ к сайту был восстановлен только 13 февраля. Но в этот же день Роскомнадзор вновь заблокировал ресурс. И вновь никаких уведомлений владелец ресурса не получил. Только через две недели истцу удалось добиться восстановления доступа. Получается, что сайт в общей сложности был недоступен почти месяц.

По мнению юриста Екатерины Шмыгиной, блокировка сайта “Алиф ТВ” была незаконной, так как ни в одном из роликов не было ни детального описания способов самоубийства, ни призывов к суициду. Более того, в двух роликах, четко прослеживалась мысль о том, что самоубийство — не выход. Также герой одного из видео осуждал своих знакомых, которые пытались покончить с собой. Третий ролик и вовсе не был посвящен проблеме самоубийств, в нем лишь упоминались случаи суицида в армии. 

“Действующее законодательство не содержит тотального запрета на распространение информации о самоубийстве. Запрещена лишь пропаганда самоубийства и детальное описание способа и процесса. Но часто на практике все оказывается иначе. Если следовать логике контролирующих ведомств, то получается, что любое указание на то, что кто-то покончил жизнь самоубийством или совершил действия, похожие на самоубийство, да и любое упоминание о суициде как о явлении, следует считать информацией, способной побудить к совершению суицида, то есть запрещенной к распространению, что достаточно абсурдно”, — считает Екатерина Шмыгина. 

Источник: Центр защиты прав СМИ