Поправки к ФЗ "О рекламе" могут убить ресторанную критику

2 Октября 2012

Российские производители алкогольной продукции, профильные журналисты и блогеры, а с ними вместе юридические отделы ведущих медиахолдингов пребывают в растерянности, граничащей с паникой. 23 июля вступили поправки в ФЗ "О рекламе", призванные полностью исключить из печатных и онлайн-СМИ рекламу алкоголя. Федеральная антимонопольная служба, которая следит за исполнением закона "О рекламе", изначально была против внесения поправок в том виде, в каком они теперь обрели силу закона.

И, видя все большую панику среди участников рынка и СМИ, ФАС вынуждена была 14 сентября опубликовать разъяснение "О последних изменениях в требованиях к рекламе алкоголя", которое еще больше накалило ситуацию. В результате 21 сентября в ФАС был организован круглый стол участников алкогольного рынка и представителей Службы, на котором стороны попытались разобраться с тем, что произойдет 1 января 2013 года, когда любое упоминание алкогольной продукции в СМИ и в Рунете окажется под запретом.

Главная проблема новых поправок заключена в пункте 3 первой статьи закона "О рекламе": Согласно закону, реклама — это информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Таким образом, под запретом оказывается любое упоминание конкретного алкогольного продукта в СМИ и популярных блогах. Уже сейчас ясно, что новые нормы абсурдны по своей сути: поправки разрабатывались в спешке и без проведения консультаций с представителями алкогольной отрасли, печатных и электронных СМИ. Модератор круглого стола, прошедшего в ФАС, исполнительный директор аналитической группы АЛКОЭКСПЕРТ Юрий Юдич, выразился еще категоричнее: "Закон принят по инициативе людей, далеких от алкогольной промышленности".

Под угрозой — целые жанры журналистики, без работы могут остаться все российские винные и ресторанные критики, а профильные интернет-СМИ закроются из-за того, что журналистам будет не о чем писать. Открыто упоминать алкогольные бренды разрешается только на страницах печатных СМИ, распространяющихся исключительно в точках продаж алкоголя. Писать о продукции с содержанием спирта 0,5% и более можно в том случае, если материал не является рекламой. Но и здесь норма прописана, как нарочно, расплывчато: закон не распространяется на справочно-информационные и аналитические материалы (обзоры внутреннего и внешнего рынков, результаты научных исследований и испытаний), не имеющие в качестве основной цели продвижение товара на рынке и не являющиеся социальной рекламой. Производителям горячительных напитков остается смириться с тем, что рекламировать свой товар они смогут лишь в специализированных точках продаж. Но что делать журналистам и юридическим отделам редакций? Не упоминать алкоголь вовсе? Это невозможно, уверен один из спикеров дискуссии, заместитель главного редактора газеты "Ведомости" Александр Губский. "По данным Росстата, в 2011 году только оптовая продажа алкоголя без учета пива составила 2% ВВП страны, — напомнил г-н Губский. — Это законная индустрия, поэтому мы, как крупное СМИ, писать о ней просто обязаны".

Участники дискуссии выделили лишь малую часть вопросов, которые грозят средствам массовой информации судебными разбирательствами с ФАС.

Во-первых, каким образом в аналитических статьях, касающихся алкогольного бизнеса, не упоминать конкретные бренды. И каким образом ФАС, отслеживая аналитику, определяет, что является рекламой, а что — нет.

Во-вторых, запрещено ли теперь публиковать интервью с виноделами, коллекционерами и представителями алкогольного бизнеса?

В-третьих, как теперь быть винным критикам, работа которых - описание органолептических свойств конкретных вин.

В-четвертых, как ФАС будет реагировать на размещение рекламы алкоголя на русском языке на ресурсах, не входящих в доменные зоны .SU, .RU и .РФ и не принадлежащих гражданам РФ?

В-пятых, что будет с ресторанной критикой, раз при посещении ресторана журналист больше не имеет права описывать конкретные позиции винной карты и сочетания блюд и вин?

В-шестых, как публиковать рецепты коктейлей, раз теперь нельзя называть их ингредиенты? Вопросов на самом деле намного больше, но и на те, что были заданы, представители ФАС не смогли дать ни одного конкретного ответа.

Ситуация прояснилась только с рецептами коктейлей. Теперь такой рубрики в СМИ не будет. Многие рецепты на том и основаны, что в них применяется не просто вермут, не любое шампанское и не какой-нибудь кокосовый ликер. В остальном создалось впечатление, что в Антимонопольной службе и сами не знают, что делать с новыми поправками. "Когда вы делаете рекламу, вы сами понимаете, что это реклама, а не аналитика, — уверена заместитель начальника Управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции Татьяна Никитина. — И мы это понимаем тоже". Позиция ФАС выглядит следующим образом: приемлемая правоприменительная практика выработается в процессе. "Мы с вашим рынком никогда так плотно не общались, — признается начальник Управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции Николай Карташов, — и поэтому мы не знаем, кто в вашей отрасли является авторитетом". То есть из чьих уст могут звучать названия алкогольных брендов без риска для СМИ. Интересная позиция. Исходя из нее, журналистам можно посоветовать при подготовке интервью с представителями алкогольной промышленности основной акцент делать на персонаже, а не на продукции, которую он производит или коллекционирует. "Если половина интервью будет посвящена какому-то одному продукту, описанию его конкурентных преимуществ, то это, согласитесь, очень похоже на рекламу", — уверен Н.Карташов.

Что же касается ресторанной критики, то к ней в ФАС относятся благосклонно. "Писать о ресторанах, тем более "мишленовских", не упоминая конкретных позиций винной карты, бессмысленно, — соглашается г-н Карташов. — Мы не будем считать это за рекламу". Но самый интересный вопрос: что будет с винной критикой? Эту проблему поднял один из ведущих винных блогеров Рунета Денис Руденко. "Мы лишаемся возможности читать на русском языке критику Роберта Паркера, — возмущается эксперт. — В винной критике нет аналитики, там есть короткие реплики: сегодня я попробовал такое-то вино, а дальше описание его конкретных свойств". Представители ФАС успокоили критиков: имея авторитет на рынке, журналист может беспрепятственно описывать органолептику конкретных вин. А в чем тогда смысл вводимых запретов? Этого в ФАС не знают. "Все правоприменение строится на том, что мы закон применяем так, как считаем нужным, а вы потом правите наше мнение в судах, либо отстаиваете свою позицию путем применения закона так, как вы его понимаете", — заявила Т.Никитина. "И дальше либо вы принимаете практику применения закона, либо судебные решения вынуждают нас от нее отказаться. Мы не считаем любое упоминание алкоголя рекламой, а всегда смотрим на контекст: как и где это размещается, можно ли это рассматривать как обзор нескольких вин или коньяков, является ли это новостным (а не квазиновостным) сообщением. Упоминание конкретных алкогольных брендов может быть на страницах СМИ. Но все дело в нюансах", — говорит Т.Никитина.

В ФАС считают настроения в СМИ необоснованной паникой и часть ответственности за вступление в силу явно сырого закона возлагают на участников рынка: не объяснили законодателям, что новые нормы не применимы. Однако есть основания полагать, что и в Госдуме диалог получился примерно таким же, как и во время круглого стола в Антимонопольной службе: чиновники имеют весьма отдаленные представления о специфике коммуникаций между производителями алкоголя и средствами массовой информации. Единственный внятный ответ, который прозвучал во время круглого стола, выглядит так: "Друзья, у вас есть все шансы отстоять в суде свою позицию".

Источник: "БизнесСтиль"


Поддержите работу Центра!

Подпишитесь на нас

Ежемесячная рассылка:

не забудьте поставить приоритет при подписке!
 

 
Проект "Правила выживания в сети"
Наш канал-видеоликбез по информационному праву