С именем Сталина на исках

21 Июня 2019

Бывший следователь вновь обжалует слова директора ФСБ России о Большом терроре. 

Бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Игорь Степанов вновь вышел в суд, доказывая, что массовые репрессии в СССР были политикой руководителей государства. Он требует от «Российской газеты» опровергнуть слова директора ФСБ России Александра Бортникова из его интервью о том, что массовые расстрелы во время Большого террора были «перегибами на местах». В суде господин Степанов предъявил приказ НКВД о начале репрессий с планами по количеству расстрелянных и постановление ЦК ВКП(б), утверждающее финансирование террора. Суд отклонил его иск, господин Степанов намерен отказ обжаловать.

Господин Степанов подал заявление в Савеловский районный суд Москвы о пересмотре решения за 21 декабря 2018 года по его иску к директору ФСБ России Александру Бортникову и «Российской газете» в связи со вновь открывшимися обстоятельствами — документами НКВД. Иск касался интервью господина Бортникова 20 декабря 2017 года, в котором он, в частности, заявил, что массовые репрессии 1930-х годов были результатом «перегибов в работе ОГПУ-НКВД на местах». По мнению Игоря Степанова, чекисты «перегнули миллионы раз». Истец ссылался на п. 24 постановления пленума ВС РФ от 15 июня 2010 года, которое позволяет требовать опровержения, если в СМИ допускалось одностороннее представление информации, искажающей восприятие реального события. Господин Степанов считает себя пострадавшим, так как около 20 человек из его семьи были репрессированы. В прошлый раз господин Бортников не явился в суд, а судья, отказавшись его вызывать, отклонила иск, пояснив, что глава ФСБ «освещал свое мнение на исторические события» (см. “Ъ” от 24 декабря 2018 года).

В этот раз истец пришел в суд с документами о начале Большого террора в СССР. Это приказ НКВД №00447 от 31 июля 1937 года «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» и постановление Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении приказа, которое подписали Иосиф Сталин, председатель Совета народных комиссаров (СНК) СССР Вячеслав Молотов и его заместители Влад Чубарь и Анастас Микоян, нарком обороны Климент Ворошилов, нарком путей и сообщений и тяжелой промышленности Лазарь Каганович, глава НКВД Николай Ежов и председатель ЦИК СССР от РСФСР Михаил Калинин.

В приказе даны конкретные цифры: расстрелять 82 700 человек и еще 193 400 человек выслать в лагеря.
В постановлении руководители государства выделяют НКВД на операцию 75 млн руб. Наркомлесу предлагается немедленно передать ГУЛАГу НКВД леса для организации новых лагерей, а также направить туда 10 крупных специалистов по лесному хозяйству и 50 выпускников Ленинградской лесотехнической академии; СНК предписывается выделить 10 млн руб. ГУЛАГу на создание лагерей, регионам — выделить коммунистов и комсомольцев для работы в администрациях лагерей и охраны, Наркомобороны — призвать в ГУЛАГ из запаса Красной армии 240 командиров и политработников, Наркомздраву — выделить в ГУЛАГ 150 врачей и 400 фельдшеров. В последующие годы количество репрессированных было увеличено. Только на 1937–1938 годы приходится более 1,7 млн арестов по политическим статьям. По подсчетам международного общества «Мемориал», общее число репрессированных, в том числе раскулаченных и насильственно перемещенных, может достигать 12 млн человек. Исследователи установили имена более 3,1 млн человек.

Как подчеркнул “Ъ” господин Степанов, приказ и постановление опровергают доводы господина Бортникова о «перегибах на местах» и «наглядно показывают преступную деятельность сотрудников ОГПУ-НКВД, направленную на уничтожение граждан СССР». Называя эти документы вновь открывшимися обстоятельствами, господин Степанов пояснил, что раньше не знал о них: «Иначе я бы с самого начала по-другому строил свою позицию»,— отметил “Ъ” истец. Судья Олеся Королева уточнила, что по ст. 392 ГПК РФ вновь открывшимися обстоятельствами являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. Однако она пояснила, что указанные документы не могут быть признаны таковыми, и отказала в иске.

«Буду обжаловать это решение. Также ожидаю рассмотрения кассационной жалобы в Мосгорсуде на первое решение»,— пояснил господин Степанов. Он не верит, что судьи выступят против господина Бортникова: «Но я вынужден обжаловать его слова. Кто-то должен это делать, иначе будут говорить, что никто на такие заявления не жалуется». Напомним, сразу после выхода интервью господина Бортникова ряд правозащитников, в том числе Людмила Алексеева, Ирина Прохорова, Лев Шлосберг, Светлана Ганнушкина и Лев Пономарев, потребовали отставки директора ФСБ из-за «ряда возмутительных утверждений, дискредитирующих правовые основы нашей страны».


Источник: Анастасия Курилова, Коммерсантъ

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ 


Подпишитесь на нас


не забудьте поставить приоритет при подписке!
 

 
Проект "Правила выживания в сети"
Наш канал-видеоликбез по информационному праву