Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

Видеологический противник. Какую роль играет YouTube в российской политике

В Госдуме вновь заговорили о необходимости блокировки YouTube за его «антироссийскую деятельность». Как выяснил “Ъ”, у представителей российской власти этот ресурс куда менее популярен, чем заблокированный ранее Instagram (принадлежит Meta, которая признана экстремистской организацией и запрещена в РФ). А вот для оппозиции, особенно внесистемной, американский видеохостинг является одним из главных инструментов коммуникации с гражданами. Эксперт согласен, что политическая значимость YouTube для властей РФ невысока, но в нем есть «гигантский неполитический сегмент», для которого возможная блокировка станет «сильным моральным ударом».

Поводом для новой волны призывов к запрету YouTube стала блокировка видеохостингом 9 апреля канала «Дума ТВ». «Пора признать, что YouTube — ресурс, ведущий откровенно подрывную и антироссийскую деятельность, поэтому пора принять соответствующие меры»,— заявил, например, вице-спикер Госдумы Петр Толстой (ЕР). По его мнению, от блокировки «Дума ТВ» пострадают «граждане страны, наши избиратели, которые могли смотреть на канале заседания Госдумы, выступления парламентариев, получать разъяснения относительно принимаемых законопроектов, следить за работой депутатов в их избирательных округах».

Сами единороссы используют для донесения своей позиции до избирателей все популярные средства коммуникации, а YouTube является одной из таких площадок, сообщил “Ъ” замглавы думской фракции ЕР Евгений Ревенко. Но сейчас, по его словам, партия делает акцент в первую очередь на отечественных соцсетях и мессенджерах. Кроме того, ЕР не может равнодушно наблюдать за «откровенным цензурированием» в YouTube публикаций, не соответствующих западной точке зрения, подчеркнул единоросс: «Уместно напомнить, что наши депутаты приняли решение покинуть соцсети, принадлежащие компании Meta, которая разрешила призывы к насилию в отношении российских военнослужащих, еще до официального решения суда (о признании ее экстремистской организацией.— “Ъ”)».

Не слишком важен YouTube и для региональных властей: аудитория их каналов обычно измеряется сотнями или даже десятками человек, так что YouTube-канал правительства Башкирии с его 16 тыс. подписчиков скорее исключение.

8,2 тыс. подписчиков у главы Хакасии Валентина Коновалова, но в правительстве республики “Ъ” сообщили, что губернатор уже больше года не ведет свой канал. Глава Удмуртии Александр Бречалов, Госсовет республики и гордума Ижевска пока остаются на YouTube, но площадки для «переезда» уже изучаются, так же как и в парламентах Бурятии и Иркутской области. В пресс-службе Оренбургского заксобрания “Ъ” заявили, что к возможной блокировке YouTube подготовились: «Все материалы скачаны на резервные носители. Опробованы и технически подготовлены трансляции через «ВКонтакте» и Rutube». Но решение о переходе на альтернативные каналы там будут принимать, «только когда YouTube заблокируют».

Парламенты Татарстана и Приморья, правительство Ростовской области ведут свои трансляции параллельно на YouTube и Rutube или во «ВКонтакте». Саратовское правительство с 15 марта транслирует заседания на Rutube, туда же в апреле переехали каналы Тюменской облдумы и омской горадминистрации. Власти Крыма отказались от YouTube в мае 2020-го, после удаления оттуда канала местной гостелерадиокомпании, и ведут прямые трансляции заседаний по телеканалу «Крым 24». А некоторые региональные заксобрания — Забайкалья, Башкирии, Петербурга, Белгородской, Тамбовской и Орловской областей — ведут трансляции прямо на своих сайтах.

Пожалуй, активнее других среди региональных парламентов YouTube использует Мосгордума (МГД): на ее канале (почти 4,5 тыс. подписчиков) новые видео появляются почти ежедневно.

Наибольшей популярностью пользуются прямые трансляции «пленарок» и заседаний комитетов. Кроме того, почти у каждого из 45 депутатов есть персональный YouTube-канал, хотя похвастаться высоким интересом аудитории могут в основном оппозиционеры. По числу подписчиков лидируют коммунист и адвокат Евгений Ступин (91,1 тыс.), космонавт-единоросс Олег Артемьев (88,2 тыс.) и «яблочница» Дарья Беседина (54,8 тыс.). Евгений Ступин рассказал “Ъ”, что контент он придумывает сам, а с техническим оформлением помогает супруга. «Безусловно, блокировка YouTube принесет неудобства, но если это будет как с Instagram, то продолжу пользоваться»,— признался депутат.

Даже в случае блокировки видеохостинга ни один москвич не лишится возможности наблюдать за деятельностью МГД онлайн, уверен спикер МГД Алексей Шапошников (ЕР). По его словам, все трансляции можно смотреть на сайте Думы, а видеоматериалы дублируются на отечественных платформах. «В первую очередь это «Медиатека МГД» — наша собственная разработка, получившая высокие оценки журналистов, PR- и IT- экспертов,— пояснил спикер “Ъ”.— Активно развиваем аккаунты и на таких востребованных ресурсах, как Rutube и VK Video».

Куда более серьезной потерей блокировка YouTube может стать для оппозиционных партий.

К примеру, совокупная аудитория YouTube-каналов, аффилированных с КПРФ, составляет несколько миллионов человек, говорит секретарь ЦК партии и депутат Госдумы Сергей Обухов: «Я сейчас активно все перекидываю со своего YouTube-канала на Rutube и во «ВКонтакте». Но, конечно, претензий к Rutube вагон и маленькая тележка». Есть в КПРФ и свой блогер-миллионник — экс-депутат Саратовской облдумы Николай Бондаренко с 1,69 млн подписчиков, который переходить на Rutube не планирует. «Практика других стран — Ирана, Китая — показывает, что заблокировать YouTube невозможно. И VPN-приложения, как бы власти ни хотели заблокировать и их, все равно им неподконтрольны. Будем нашу аудиторию агитировать на то, чтобы преодолеть глупые запреты»,— пояснил он “Ъ”. А вот депутат Госдумы от КПРФ Михаил Матвеев (около 9 тыс. подписчиков на YouTube) больше надеется на другие площадки. «Во «ВКонтакте» трансляции смотрели несколько тысяч человек одновременно, а в YouTube — несколько сотен. Поэтому для меня не будет критичной блокировка YouTube, я там еще не раскрутился»,— рассказал коммунист “Ъ”.

Сопредседатель «Справедливой России — За правду» Захар Прилепин, чей канал на YouTube имеет 137 тыс. подписчиков, заявил “Ъ”, что в случае блокировки этого ресурса «плакать не будет». По его мнению, администрация YouTube продвигает каналы либеральных политиков: «Нам говорят, что блогеры с либеральными взглядами — самые популярные, а с консервативными — никому не нужны. Конечно, нужны площадки, где будет реальная картина мира отображена. И это не YouTube».

В случае блокировки YouTube ЛДПР потеряет один из инструментов пропаганды, говорит руководитель пресс-службы партии Александр Дюпин. Кроме того, по его словам, YouTube очень важен как «побочная площадка»: туда дублируются 90% партийных программ, интервью, прямых эфиров. Отметим, что у канала «ЛДПР-ТВ» на YouTube 364 тыс. подписчиков, а видео, в котором покойный лидер партии Владимир Жириновский фактически предсказал дату начала спецоперации на Украине, собрало более 3,1 млн просмотров.

Для «Новых людей» блокировка YouTube станет потерей, но не критичной, считает депутат Госдумы Антон Ткачев. «У официального YouTube-канала партии сегодня больше 13 тыс. подписчиков. Но на наш канал в Telegram подписано значительно больше людей, а у (лидера партии.— “Ъ”) Алексея Нечаева уже больше 50 тыс. читателей»,— пояснил он “Ъ”. А вот для рядовых пользователей потеря будет куда ощутимее, уверен депутат: «Для тех, кто каждый день ставит мультики детям, смотрит рецепты еды и обзоры смартфонов. И, конечно, это мощный удар по блогерам, большинство которых до недавнего времени было аполитичным».

Непарламентское «Яблоко», по словам его пресс-секретаря Игоря Яковлева, больше рассчитывает на Facebook (принадлежит запрещенной в РФ Meta), а самые крупные YouTube-каналы — у сооснователя партии Григория Явлинского (70 тыс. подписчиков) и лидера псковского «Яблока» Льва Шлосберга (34 тыс.). А вот попытка раскрутки YouTube-канала лидера «яблочников» Николая Рыбакова не удалась. Не состоялся и канал депутата Мосгордумы Сергея Митрохина, чьи стримы на других площадках просматриваются пользователями гораздо охотнее.

Зато бывшие «яблочники» освоили YouTube намного лучше. Здесь лидером по количеству подписчиков является Максим Кац (1,3 млн), а его самое популярное видео о событиях в украинской Буче набрало 2 млн просмотров. У московского муниципального депутата Ильи Яшина подписчиков немного меньше (почти 1,2 млн), но его видео набирают больше просмотров (как правило, от 1 млн до 6,5 млн). Риторика у этого политика более жесткая, а наиболее популярны его видео с критикой президента Владимира Путина и главы Чечни Рамзана Кадырова, а также сюжеты, связанные с убийством оппозиционера Бориса Немцова.

Еще более важную роль играет YouTube для внесистемной оппозиции, особенно той ее части, которая находится в эмиграции.

Активнее всего ресурс использует команда находящегося в заключении политика Алексея Навального, у соратников которого есть как персональные, так и общие каналы. У личного канал господина Навального почти 6,5 млн подписчиков, у канала «Навальный Live» 2,7 млн; наибольшее число просмотров собирают публикуемые там расследования. Кроме того, месяц назад соратники Алексея Навального запустили канал «Популярная политика» (1,1 млн подписчиков).

Миллионная аудитория есть и у продвигающего оппозиционную повестку бизнесмена-эмигранта Михаила Ходорковского (на его канал подписано более 1,1 млн пользователей, а самое популярное видео набрало 3,4 млн просмотров). Он предпочитает записывать небольшие ролики в формате комментариев к новостям и политических прогнозов, а также ведет просветительскую рубрику «Объясняю на котах».

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что политическая значимость YouTube для российской власти не очень высока. При этом он отмечает, что относительно расслабленная реакция пользователей на блокировку Instagram создает у власти ощущение, что «можно продолжать и дальше». Однако с YouTube есть нюансы, предупреждает эксперт: «Как и в Telegram, там есть гигантский неполитический сегмент. А для сегодняшних дошкольников и школьников (притом что средний ребенок осваивает YouTube между первым и вторым годами) вообще не существует мира телевизора со странной ограниченностью выбора сюжета и привязкой ко времени выхода программ». Поэтому возможная блокировка видеохостинга стала бы для этих людей «сильным моральным ударом», полагает господин Виноградов: «Взрослым трудно объяснить, что это не фиаско в информационной войне, а детям — как вообще можно жить без YouTube. Это примерно как жителю мегаполиса жить без метро или банковской карточки».

 

Источник: Ксения Веретенникова, Кира Хейфец, Елена Рожкова, Мария Макутина, Андрей Прах, Коммерсантъ

Фото: pexels.com