Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

ВС не разрешил судить за фейки о коронавирусе, распространяемые до 1 апреля

Распространители фейковой информации о коронавирусе, опубликовавшие ложные сведения до вступления в силу поправок в Уголовный кодекс РФ, не должны нести уголовную ответственность, разъясняет Верховный суд РФ в специальном обзоре, который касается особенностей судопроизводства в период эпидемии.

«Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, при этом временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за распространение заведомо ложной информации, указанной в диспозициях статьи 207.1 или статьи 207.2 УК РФ, если деяние этим лицом совершено до 1 апреля 2020 года, в том числе и в случаях, когда общественно опасные последствия, предусмотренные статьей 207.2 УК РФ, наступили в период действия нового уголовного закона», — подчёркивает ВС.

Высшая инстанция указывает, что если публичное распространение заведомо ложной информации начато до 1 апреля 2020 года и продолжалось после установления уголовной ответственности, то уголовно наказуемыми могут быть признаны только те действия, которые были совершены в период начиная с 1 апреля 2020 года.

«При этом обязательным условием ответственности по статье 207.2 УК РФ является наступление общественно опасных последствий, состоящих в причинной связи с такими действиями», — поясняет ВС.

Уголовная или административная

ВС также объяснил критерии разграничения административной и уголовной ответственности за распространение фейков о коронавирусе.

«Действия физического лица могут содержать признаки уголовно наказуемого деяния и квалифицироваться по статье 207.1 УК РФ в случаях, когда они состоят в публичном распространении под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, в том числе об обстоятельствах распространения новой коронавирусной инфекции на территории РФ или о принимаемых в связи с этим мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств, и такое распространение заведомо ложной информации с учетом условий, в которых оно осуществляется, цели и мотивов совершаемых действий (например, для того, чтобы спровоцировать панику среди населения, нарушения правопорядка), представляет реальную общественную опасность и причиняет вред охраняемым уголовным законом отношениям в сфере обеспечения общественной безопасности. При этом публичный характер распространения заведомо ложной информации может проявляться не только в использовании  для этого средств массовой информации и информационно-телекоммуникационных сетей, но и в распространении такой информации путем выступления на собрании, митинге, распространения листовок, вывешивания плакатов и т.п», — указывает ВС.

Он также поясняет, что разграничение уголовной и административной ответственности следует проводить по субъекту правонарушения.

«Административная ответственность за деяния, предусмотренные частями 10.1 и 10.2 статьи 13.15 КоАП РФ, установлена только для юридических лиц. Граждане, в том числе должностные лица, руководители юридического лица при наличии в их действия состава преступления, предусмотренного статьей 207.1 или 207.2 УК РФ, могут быть привлечены к уголовной ответственности», — говорится в документе.

Предмет преступления

ВС считает, что распространение рекомендаций о невыполнении принимаемых мер безопасности можно отнести к предмету преступления, предусмотренного статьей 207.1 и 207.2 УК РФ.

Он ссылается на нормы закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», который признаёт общественно значимой информацию, создающую угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи.

«Поэтому к общественно значимой информации может быть отнесена также информация об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, или о принимаемых в связи с этим мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств.

С учетом этого публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, о которой идет речь в примечании к статье 207.1 УК РФ, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека, смерть человека или иные тяжкие последствия, квалифицируется по соответствующей части статьи 207.2 УК РФ. Если в результате этих действий указанные последствия не наступили, содеянное надлежит квалифицировать по статье 207.1 УК РФ», — поясняет ВС.

COVID-19 и опасность

ВС рекомендует относить обстоятельства распространения коронавирусной инфекции к обстоятельствам, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан, на которые указано в примечании к статье 207.1 УК РФ и в пункте 2 примечаний к статье 13.15 КоАП РФ.

«Да, относятся, поскольку распространение COVID-19 на территории РФ в настоящее время повлекло и может еще повлечь человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения, и на противодействие ее распространению направлены принимаемые меры по обеспечению безопасности населения и территорий», — говорится в обзоре ВС.

Источник: РАПСИ