Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

«Это противоречит закону о СМИ». Как Псковское облсобрание ужесточило правила аккредитации журналистов

Псковское облсобрание 26 марта утвердило изменения правил аккредитации СМИ, предложенные спикером собрания Александром Котовым 23 марта. Медиаюристы оценили новые правила как нарушение закона о СМИ. Зачем спикер предложил изменить правила и что теперь делать журналистам  — в обзоре «7х7».

«Присутствующие вели себя нагло и бесцеремонно»

Перед голосованием за утверждение новых правил аккредитации СМИ их рассмотрели на комиссии по депутатской этике и в законодательном комитете, где инициативу поддержали, а председатель Псковского областного Собрания объяснил ее необходимость:

— Ранее могли присутствовать [на сессиях регпарламента] представители политических партий, общественных организаций, граждане — мы проводили заседания с широко открытыми дверями. Но это привело к тому, что в последнее время у нас был целый ряд примеров, когда присутствующие нарушали порядок, вели себя нагло и бесцеремонно. Я бы не хотел на каждой сессии таким вольноприсутствующим людям объяснять нормы регламента и выставлять нарушителей из зала.

Он отметил, что новое положение регламента допускает присутствие в зале заседания только депутатов, сотрудников аппарата, докладчиков и сотрудников аккредитованных СМИ. Список будет составляться с участием руководителей комитетов, приглашения направит лично председатель собрания, добавил Котов. По его словам, изменения направлены «исключительно на то, чтобы упорядочить работу».

«Антиконституционное ограничение публичности депутатов»

Все фракции Псковского облсобрания, кроме «Яблока», поддержали новые правила аккредитации СМИ. В беседе с «7х7» депутат-«яблочник», врач станции скорой помощи Артур Гайдук заявил, что председатель регпарламента «под оболочкой» соблюдения санэпидемрежима из-за коронавируса пытается протащить ограничения для присутствия сотрудников оппозиционных партий:

— Инициатива направлена против определенных людей. На мой взгляд, Котов превышает свои полномочия и не имеет права решать — присутствовать кому-то или нет. Хоть он и председатель собрания, но он главный среди равных. Все депутаты равны в правах, но своей нормой Котов ограничивает права других парламентариев.

Гайдук отметил, что сейчас в России «под оболочкой принятия популистских поправок» в Конституцию пытаются «протащить списание старых сроков Путина», а Котов «под предлогом» необходимых мер протаскивает ограничение, которое потом останется:

— Все это для того, чтобы по собственной воле не допустить помощников или пресс-секретарей каких-то депутатов. Это незаконное и антиконституционное ограничение публичности депутатов.

«Правила не могут противоречить федеральному закону»

Руководитель Центра защиты прав СМИ, медиюрист Галина Арапова по просьбе «7х7» проанализировала новые правила аккредитации СМИ в Псковском облсобрании и сделала вывод, что с ними «есть проблемы». Она отметила, что часть положений противоречит Федеральному закону РФ «О средствах массовой информации». По ее мнению, никакие правила аккредитации не могут противоречить федеральному закону, потому что являются подзаконными нормативными актами и должны соответствовать в целом законодательству и специальному закону в особенности.

Арапова сказала, что в пункте 2.2 «Правил» аккредитации есть положение, что в заявке на аккредитацию в отношении журналистов указываются «их постоянный или временный псевдоним». Она считает, что никто не имеет права, в том числе орган власти, вводящий аккредитацию, требовать раскрытия псевдонима журналиста:

— Журналист вправе сам определять каким псевдонимом подписываться (статья 47 пункт 12 Закона «О СМИ»), он может менять их хоть каждый день. А сам псевдоним по сути является гарантией конфиденциальности автора (журналиста) аналогично защите конфиденциальности источника информации. Согласно статье 41 Закона о СМИ только суд может потребовать от редакции раскрыть источник информации в связи с рассматриваемым делом и никто другой. Если журналист ставит под материалом псевдоним, для редакции это означает, что он просит о конфиденциальности своего имени. Так это работает во всем мире, так же и у нас.

Арапова раскритиковала пункт 2.7 «Правил», по которому срок действия аккредитации для впервые подавших заявку СМИ может быть установлен в три месяца (для ранее работавших СМИ — до одного года). Она заявила, что не понимает, на каком основании сокращается срок аккредитации впервые аккредитовавшимся редакциям:

— У всех редакций должны быть равные возможности и права, если они формально правильно оформили заявку на аккредитацию и являются зарегистрированным СМИ. Разница в длительности действия аккредитационной карты на этом основании недопустима. Возможно введение разовой аккредитации в случае проведения какого-то разового мероприятия (приезд Путина, например), в остальном длительность действия карты не должна зависеть ни от каких условий. Это что, они посмотрят, нравится им, что пишет это новое СМИ или нет, а потом через три месяца будут решать продлевать им аккредитацию или нет?

Медиюрист отметила, что в пункте 2.13 «Правил» собранию дается право отказать в аккредитации тому СМИ, которое в течение года не освещало его деятельность. По ее мнению, это не может быть основанием для отказа, потому что аккредитация носит не разрешительный, а уведомительный характер.

— Подали заявку со всеми данными и копиями документов на бланке установленного образца — все, больше от редакции ничего требоваться для аккредитации не должно, обязаны аккредитовать. Освещение деятельности, хорошее освещение, объективное, добросовестное, публикация не менее одного материала с мероприятия или в месяц и т. д. — не могут ставить в качестве условия для аккредитации. Аккредитация — это всего лишь некая процедура предоставления доступа к информации по формализованной процедуре, когда аккредитующий орган более плотно работает с аккредитованными журналистами, информирует их о планируемых мероприятиях, дает им копии материалов, обеспечивает им место для работы в своем помещении во время присутствия (банально стулья и т. д.). Журналисты вправе получать информацию из разных источников, сравнивать ее, анализировать и писать то, что они считают нужным, важным и т. д. Они могут посещать заседания аккредитующего органа власти и не писать о них ничего, но иметь в виду всю эту информацию при подготовке других материалов. А не так, как хочет Собрание, чтобы после их заседания вышел материал конкретно про это мероприятие. Этот пункт противоречит Закону о СМИ.

Галина Арапова обратила внимание, что пункт 3.2.4 «Правил» устанавливает порядок для СМИ вести видео- и фотосъемку мероприятий собрания только в отведенных для этого местах профессиональной аппаратурой. Она считает, что от журналистов нельзя требовать проводить съемку «профессиональным оборудованием»:

— Сейчас многие журналисты фотографируют и записывают с мобильника, качество встроенной камеры вполне позволяет. Поэтому это требование к технике, с которой работают журналисты, недопустимо в правилах аккредитации. Редакции сами решают, на каком оборудовании работают его журналисты. Формально наличие такого пассажа в «Правилах» может быть основанием для отказа журналисту без профессионального оборудования, а с обычным мобильником, в присутствии в зале совещания и ведении записи. Это опасный пункт, скрытая проблема. Мы уже сталкивались с такими проблемами.

Арапова заметила, что пункт 3.2.7 «Правил», устанавливающий обязанность журналистов «согласовывать проведение работ» — интервью и съемку тематического сюжета с депутатами, вплоть до необходимости «сообщить название, тематику передачи и дату выхода на стадии согласования» не соответствует реальному формату работы журналистов и редакций:

— Они могут отснять материал, но он не пойдет в эфир. Они могут взять комментарий и вставить его в критическую публикацию (передачу), понятно, что это Собранию не понравится и интервью и съемку не согласуют. Не всегда редакция может сказать дату выхода в эфир, она может откладываться, материал дорабатываться длительно. Это тоже может нарушить право журналистов на доступ к информации и общение с источниками. Формально депутаты сами должны принимать решение, с кем говорить, а с кем нет, не руководителю пресс-службы это решать. Но у нас в силу вертикали власти сейчас это становится порочной нормой, к сожалению. Я в этом пункте вижу противоречие закону о СМИ и нарушение права на доступ к информации.

Депутаты поддержали предложение спикера

Вопрос об изменении порядка аккредитации СМИ депутаты Псковского облсобрания рассмотрели 26 марта на 42-й сессии регламента. За изменение проголосовало 34 депутата, воздержались — 2.

Галина Арапова отметила, что новые правила аккредитации можно обжаловать в прокуратуре, а если в ведомство не потребует привести подзаконной нормативный акт в соответствие с федеральным законодательством, то тогда останется только обжалование в суд — сначала самого акта, как противоречащего Закону о СМИ, потом когда кого-то не пустят, откажут в аккредитации, то можно подавать в суд от имени конкретного журналиста и редакции:

— Уже сейчас на самом деле можно поднимать шум. Можно написать на имя председателя собрания и прокурора области обращение от имени нескольких редакций, где изложить свои опасения о нарушении прав журналистов в случае принятия правил аккредитации в таком виде и с требованием привести проект в соответствие с федеральным законодательством.

12 марта двум корреспондентам «7х7» помешали освещать одобрение поправок к Конституции в региональных законодательных собраниях в Пскове и Смоленске. Журналисту Ивану Журавкову запретил снимать происходящее на сессии Псковского облсобрания его спикер Александр Котов и пресс-секретарь регпарламента. Затем помощник Котова под угрозой вызова полиции за локоть вывел журналиста из зала, когда увидел, что у него включен диктофон на смартфоне. Никто не объяснил ему, какие нормы закона он нарушил. Корреспондента Алёну Хлиманову не пустили в здание Смоленской облдумы. Мужчина в форме Росгвардии повредил ей шнур от фототехники, пытался помешать снимать его и отказался представиться. По словам Хлимановой, она не пыталась «прорваться» в облдуму во что бы то ни стало. Охранник направил ее в «бюро пропусков», там женщина объяснила, что в думе действует «пропускная система» и если у журналиста нет пропуска, то она «ничем не может помочь».

Источник: Иван Журавков, «7х7»