Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

«Инструмент цензуры, который даст возможность блокировать что угодно»

Галина Арапова – об инициативе депутатов по блокировке СМИ за «оправдание экстремизма». 

 28 мая на сайте Госдумы РФ и в сообщении ТАСС появилась информация об инициативе, которую выдвинули члены думской комиссии по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела РФ. Депутаты предложили дать возможность Генпрокуратуре без суда блокировать сайты за «оправдание или обоснование экстремизма или терроризма». 

 Сейчас ст. 15.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» предусматривает досудебную блокировку за призывы к экстремизму. Понятия «оправдание экстремизма» в российском законодательстве нет вообще. Что может произойти, если его введут? Объясняет директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. 

 – Сама по себе процедура внесудебной блокировки позволяет ограничивать доступ к контенту фактически по решению одного человека – Генерального прокурора. Как он оценит этот текст – так и будет. Решение принимается непрозрачно, без участия двух сторон, как в судебном процессе. Нет возможности проверить информацию, доказать свою позицию, привлечь экспертов в области языка. Генеральный прокурор ведь не лингвист, чтобы определить, был призыв к экстремизму или нет. 

Само понятие экстремистской деятельности в нашем законодательстве не критиковал, наверно, только ленивый. Оно настолько «резиновое», что под экстремизм у нас подпадает все, что угодно: начиная с призывов к свержению государственного строя и заканчивая демонстрацией нацистской символики даже без цели пропаганды.  

Еще более размыто юридическое понимание оправдания. Оно фигурирует в законодательстве только в сочетании «оправдание терроризма». Что это такое, не объясняет ни закон, ни Верховный суд. Над толкованием этого понятия бьются эксперты-лингвисты. Кто-то считает, что оправдание – это разъяснение полезности каких-то действий, призыв следовать им. А кто-то понимает его просто как отсутствие критики и осуждения. 

И вот всё это – непрозрачная процедура блокировки, максимально размытые понятия экстремизма и оправдания – встречаются вместе в законопроекте. И мы получаем возможность блокировать любой контент, который просто покажется Генеральному прокурору подозрительным, неугодным, спорным и так далее. Это неправовой подход. Он исключает серьезный анализ информации на ее реальную деструктивность, опасность для общества. Зато он открывает большое поле возможностей для принятия субъективного решения. Это будет инструмент цензуры, который даст возможность блокировать что угодно. 

 

Источник: Центр защиты прав СМИ