Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

«Интересы следствия ещё никто не отменял». Владимирский судья обязал СМИ согласовать со СледКомом публикации о заключении чиновника под стражу

Владимирский судья Олег Назаров удовлетворил ходатайство следствия обязать СМИ согласовывать со СледКомом все публикации с заседания о заключении под стражу директора департамента имущественных и земельных отношений Владимирской области Павла Панфилова. Назаров назвал это «единственной альтернативой полностью закрытому судебному процессу»

4 декабря во Владимирской области впервые в истории представитель судебной власти обязал СМИ согласовывать с третьими лицами все материалы с конкретного процесса.

Речь идёт о судье Октябрьского районного суда города Владимира Олеге Назарове, который вынес решение о заключению под стражу директора департамента имущественных и земельных отношений Владимирской области Павла Панфилова (его обвиняют в получении взятки в особо крупных размерах; он пробудет в СИЗО до 24 января 2021 года).

В начале заседания судья Назаров поставил перед участниками процесса на обсуждение ряд ходатайств, два из которых были обращениями от независимых СМИ — сетевого издания Зебра ТВ и информационного агентства «ПроВладимир» — с просьбой разрешения фото и видеосъёмки и аудиозаписи в судебном заседании. Против дачи такого согласия выступили все участники процесса, кроме прокурора Елизаветы Марковой, которая оставила решение этого вопроса «на усмотрение суда».

Следователь по особо важным делам Владимирского СледКома Александр Головашкин выступил не только против осуществления видеосъёмки, но вообще попросил суд обязать СМИ согласовывать со следствием все материалы с данного заседания, «объёмы опубликованной информации».

Следователь мотивировал это тем, что предварительное расследование находится в самом начале, ещё не все доказательства собраны, и «бесконтрольное озвучивание» некоторых сведений может негативно повлиять на ход уголовного дела.

Обвиняемый Павел Панфилов вообще заявил о том, что возражает против присутствия прессы в зале заседаний. Судья ответил ему, что удаление прессы будет означать закрытие процесса, но для этого нет оснований.

Адвокат Панфилова Андрей Мартынов поддержал ходатайство следователя.

В итоге судья Олег Назаров принял такое решение по заявленному ходатайству:

«В целях сохранения тайны следствия на первоначальном этапе предварительного расследования, отказать в удовлетворении ходатайства видеосъёмки в судебном заседании, разрешив в то же время осуществление фотосъёмки и аудиозаписи в судебном заседании, при условии обязательного согласования объёма предполагаемых к публикации материалов со следователями».

Когда представители СМИ дали понять судье, что не совсем понимают такое решение, он разъяснил, что согласование публикаций со следствием «альтернатива полностью закрытому [судебному заседанию], без аудиозаписи для сохранения тайны следствия». Олег Назаров сказал, что закрытие процесса приведёт к нарушению доступа граждан к информации, поэтому лучше согласовывать всё со Следственным Комитетом:

«Интересы следствия ещё никто не отменял — они предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

Юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова полагает, что требование судьи о согласовании публикаций со следователем на открытом судебном заседании «не предусмотрено законом». Чтобы избежать оглашения конфиденциальной информации, следовало провести слушания в закрытом режиме, отмечает она:

«Рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения обычно проходит в открытом режиме. В закрытом режиме оно может проходить, если есть риск разглашения государственной или иной, предусмотренной законом тайны, и тайна следствия подпадает под это определение. Если бы сторона обвинения ходатайствовала о проведении слушаний в закрытом режиме из-за опасений, что будет разглашена тайна следствия, они должны были об этом заявить. Если [сторона обвинения] об этом не заявляла, и суд не закрывал заседание, соответственно все сведения, которые СМИ получат во время заседания с помощью аудиозаписи и фотосъемки, могут быть использованы свободно — гласность судопроизводства не предусматривает введение каких-то дополнительных согласований, если вся информация получена во время открытого судебного процесса. Соответственно, так как было принято решение о проведении открытого слушания, все дальнейшие требования о каком-либо согласовании со следствием дальнейших публикаций не предусмотрены законом».

«Тайну следствия никто не отменял», но она не распространяется на сведения, озвученные во время открытого судебного заседания, согласен юрист в сфере информационного права Дамир Гайнутдинов:

«Это конечно же цензура. Нетипичная (я во всяком случае никогда о таком не слышал), но вполне укладывающаяся даже в узкое определение, которое дает Закон о СМИ (цензура массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, <…> предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей).

Дело может рассматриваться либо в открытом, либо в закрытом судебном заседании. Причем первое — правило, а второе — исключение, которое возможно только в крайних случаях и их нужно обосновывать каждый раз особо (ч.1 и ч.2 ст.241 УПК). При этом в открытом судебном заседании любое присутствующее лицо вправе вести аудиозапись без разрешения председательствующего судьи и даже без уведомления (п.5 ст. 241 УПК). Фотографирование — только с разрешения.

Тайну следствия никто не отменял, но она не распространяется на сведения, распространенные в открытом судебном заседании (п.3 ч.4 ст. 161 УПК). Так что судья либо должен был при наличии оснований закрыть судебное заседание (для оглашения секретных материалов) либо не препятствовать аудиозаписи. Никакого согласования со следователем быть не может.

Верховный суд РФ указывал уже, что намеренное создание судьей условий, ограничивающих или исключающих доступ лиц, не являющихся участниками процесса, в том числе представителей редакций средств массовой информации (журналистов), в открытое судебное заседание, или условий, препятствующих его фиксации, свидетельствует о нарушении профессиональной этики. Можно пожаловаться председателю суда и/или в Конституционный суд РФ».

Расшифровка фрагмента обсуждения обращений СМИ о разрешении на осуществлении видео и фотосъёмки, а также ведение аудиозаписи в зале суда:

Следователь по особо важным делам Следственного управления Следственного Комитета по Владимирской области Александр Головашкин:

— Ваша честь, следователь возражает против применения видеосъёмки в данном судебном заседании, а также просит суд обязать органы средств массовой информации согласовать объём опубликованной информации с органами Следственного комитета, Следственного управления по Владимирской области.

— Свою позицию мотивирую тем, что в ходе судебного заседания будут озвучены сведения, составляющие тайну предварительного следствия. Предварительное следствие находится в настоящий момент на первоначальном этапе. Уголовное дело возбуждено всего лишь три дня назад, продолжается ежедневный сбор доказательств по уголовному делу, и вот озвучивание бесконтрольное средствами массовой информации той информации, которая будет услышана в ходе судебного заседания, возможно, повлияет на дальнейший сбор доказательств по уголовному делу.

Обвиняемый Павел Панфилов:

— Ваша честь, я тоже возражаю против аудио и видеосъёмки.

Олег Назаров, судья Октябрьского районного суда города Владимира:

— Аудиозапись, поскольку процесс гласный, она допустима в силу уголовно-процессуального закона, поскольку решения о проведении закрытого судебного заседания не принималась.

Павел Панфилов:

— Ваша честь, я возражаю против присутствия прессы на заседании.

Олег Назаров:

— Ещё раз должен вам повторить: судебное заседание открытое, в соответствии с 241-ой [статьёй УПК], предусматривающей гласность судебного разбирательства, присутствие кого бы то ни было в судебном заседании не возбраняется. Другой вопрос, что предусмотрен этой же статьёй ряд оснований для принятия решения о проведении закрытого судебного заседания. Вы просто возражаете? Или в том объёме, в котором следователь предложил допустить [СМИ до освещения данного заседания]?»

Павел Панфилов:

— Я возражаю.

Олег Назаров:

— Понятна ваша позиция. Мнение защитника?

Адвокат Андрей Мартынов:

— Ваша честь, я, как и мой подзащитный, полагаю, что необходимо отказать в удовлетворении ходатайств, которые были заявлены, и запретить ведение видеосъёмки и аудиозаписи — именно представителям прессы. Также поддерживаю позицию следователя в том плане, что необходимо согласовывать тот объём материалов, который необходимо выложить в информационное пространство.

Олег Назаров:

— Мнение прокурора?

Государственный обвинитель Елизавета Маркова:

— На усмотрение суда, Ваша честь.

Олег Назаров:

— Совещаясь на месте суд постановил: с учётом позиции следователя, в целях сохранения тайны следствия на первоначальном этапе предварительного расследования, отказать в удовлетворении ходатайства видеосъёмки в судебном заседании, разрешив в то же время осуществление фотосъёмки и аудиозаписи в судебном заседании, при условии обязательного согласования объёма предполагаемых к публикации материалов со следователям. Понятно средствам массовой информации решение суда?

Зебра ТВ:

— Ваша честь, можно разъяснить нашу позицию? По закону согласование материалов с кем бы то ни было до публикации не допускается. Мы впервые с таким сталкиваемся. Как нам быть?

Олег Назаров:

— Разъясняю вам, что это — альтернатива полностью закрытому [судебному заседанию], без аудиозаписи для сохранения тайны следствия.

Тайна следствия — вполне законное требование следователя, которое предусмотрено Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Поэтому, «как вам быть», я, по-моему, довольно чётко изложил: те объёмы, те материалы, которые будут предполагаться к публикации, предварительно сверить, показать следователю, чтобы не допустить разглашения тех данных, которые нанесут ущерб предварительному расследованию по уголовному делу и уголовному преследованию в целом, как функции государства…

Те материалы, которые подготовите после сегодняшнего заседания, просьба согласовать их со следователем. Понятна позиция?

Опять же, это сделано в целях обеспечения доступа граждан к информации, поскольку альтернатива этому — полный запрет записи в принципе, потому что интересы следствия ещё никто не отменял — они предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

 

Источник: Зебра.ТВ