Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

Роскомнадзор требует от СМИ удалить материалы о расследованиях «Фонда борьбы с коррупцией»: комментарий Галины Араповой

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Сразу несколько российских СМИ, в том числе и телеканал «Дождь», получили уведомление от Роскомнадзора с требованием удалить материалы, где упоминаются расследования «Фонда борьбы с коррупцией», который в прошлом году был признан экстремистской организацией, а деятельность его была запрещена.

Тихон Дзядко: Помимо «Дождя» письма от Роскомнадзора получили как минимум радиостанция «Эхо Москвы», издание Znak.com, «Свободные Новости» и «Медуза» (признана СМИ-иностранным агентом). По мнению Генпрокуратуры, публикации, в которых упоминаются расследования ФБК: «Распространяют материалы организации, деятельность которой запрещена в России». «Дождь получил требование удалить шесть материалов, Znak.com – 13, «Медуза» — 17, а «Эхо Москвы» сразу 34 материала. О каких же материалах идет речь? В частности, от «Дождя» потребовали удалить новость о расследовании «Он вам не Димон» о тайных резиденция Дмитрия Медведева и его пересказ, новости о пентхаусе тески жены депутата Леонида Слуцкого, квартире главы «Ростеха» Сергея Чемезова на Манежной площади, о недвижимости семьи главы Татарстана и про дачу главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина.

Еще одно издание, так же внесенное в реестр СМИ-иностранных агентов, «Медиазона» у себя уточняет, какие расследования ФБК попали под требования Роскомнадзора в разных СМИ: расследование про резиденции Медведева, пентхаус депутата Слуцкого, квартиру Чемезова, две дачи главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Также в некоторых требованиях речь идет о расследованиях, в которых говорится о недвижимости премьера Мишустина, о знаменитом дворце Путина под Геленджиком, о вилле телеведущего на острове Комо, о яхте и самолете телеведущей Наили Аскер-заде, об элитном пентхаусе министра Мединского, о миллиардах Пригожина, о госдачах экс-главы Кузбасса, о даче друга Путина, об одежде и украшениях вице-мэра Москвы Раковой и о даче министра Силуанова.

Ранее подобные требования СМИ получили из-за материалов, которые были написаны на основе расследований издания «Проект» (признано нежелательной организацией). Давайте обсудим эти новые требования Роскомнадзора, у нас в эфире Галина Арапова (внесена в реестр СМИ-иностранных агентов) медиаюрист и директор Центра защиты прав СМИ (внесен в реестр НКО-иностранных агентов). Галина, как бы вы оценили это требование Роскомнадзора?

Галина Арапова: Как юрист я должна сказать, что это требование появилось не случайно, мы должны помнить, что 30 декабря минувшего года были внесены изменения в статью 15.3 закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Теперь эта статья позволяет РКН, ссылаясь на требования Генерального прокурора, вычищать публикации, подготовленные организациями, которые были признаны экстремистскими и террористическими. Обратите внимание, что Роскомнадзор и генпрокурор указывают точечно на конкретные публикации, хотя закон позволяет убрать все, что когда-либо было произведено на свет организациями, которые были признаны экстремистскими или террористическими. Сейчас наступила новая эпоха тотальной зачистки, и юридически они действуют в рамках статьи 15.3 закона «Об информации», но это гораздо более широкий разговор, чем просто оценка: могут ли они так делать с юридической точки зрения или не могут. Да, могут, но мы понимаем, что это такой новый виток цензуры.

Тихон Дзядко: Но если попытаться следовать букве закона здесь, то логика, как я понимаю, следующая: вот есть организация, которую суд признал экстремистской, соответственно, материалы, которая она создавала должны исчезнуть.

Галина Арапова: Да, но по требованию Генерального прокурора, не автоматически. Генеральный прокурор определяет, какие именно материалы требуют удалить, помимо самих материалов они могут потребовать удалить сведения, позволяющие идентифицировать эти материалы, условно говоря, гиперссылки. Как они еще будут толковать это – мы не знаем, может быть, они будут требовать удалить и пересказы этих материалов. Необходимо наблюдать за толкованием, как будет развиваться практика в этом направлении. Но это, конечно, не тот подход, который мы наблюдали ранее по применению этой статьи. Эта та же статья, которую использовали ранее для блокировки информации с призывом к экстремистской деятельности, с призывом к участию в разных публичных мероприятиях, митингах и т.д., Теперь получается, что можно требовать удаления и самих материалов, которые были созданы экстремистскими организациями, и ссылок на них. Просто сами материалы – это видео, которые лежат на YouTube, как вы понимаете, надо разговаривать с YouTube, чтобы и он удалял их. Скорее всего, РКН будет вести и с ними этот разговор.

Тихон Дзядко: В письме, которое мы получили от РКН была еще интересная формулировка, не помню точно: «либо в оригинальном виде, либо в переработанном», а что подразумевается под переработанным видом?

Галина Арапова: Очень интересная формулировка, в законе такого нет. Поэтому я могу только сказать, что они, наверное, имеют в виду. В оригинальном виде – это, скорее всего, сами материалы, если вы друг делали перепечатку или ставили гиперссылку на YouTube-ролик, находящийся на сайте запрещенной организации. Про переработанный вид не знаю, откровенно говоря, это новшество, так как в законе такого нет.

Журналисты имеют право писать свои авторские материалы, и вы точно так же имели право рассказывать об этом в новостях и писать свою аналитику, основанную на материалах, подготовленных другими организациями. Поэтому на чем основывается в данном случае РКН, говоря об удалении каких-то переработанных материалов, я не знаю. Такого в законе нет. Необходимо с этим разбираться, возможно, запрашивать в Роскомнадзоре разъяснение о том, что они имеют в виду, потому что иначе они так могут любое высказывание, основанное на ваших впечатлениях от прочтения материала или просмотра видеоролика, требовать удалить, так как это переработанный материал.

Тихон Дзядко: Как вам кажется, есть ли какой-то инструмент, чтобы пытаться как-то на эту ситуацию влиять? Потому что Роскомнадзор становится универсальной дубиной. Приходит это письмо, причем в интересное время, например, телеканал «Дождь» получил его в 3:58 утра, и в нем говорится, что если в течение суток мы не подтвердим Роскомнадзору удаление этих материалов, наш сайт может быть заблокирован.

Галина Арапова: Да, интересно, что время отправления письма – четыре утра, очевидно, что сотрудники РКН не могли быть на работе в такой час. Государственные органы должны направлять такие уведомления в рабочее время, потому что вам даются сутки на удаления этого материала. Соответственно, сутки начинают отсчитываться ночью и заканчиваются ночью, вы попадаете в очень невыгодное положение. Вероятно, они освоили систему отложенной отправки сообщений или публикации материалов, как это, например, делает Минюст в пятницу поздно вечером, когда сотрудники Минюста явно не на работе.

Что можно делать в связи с этим? Это сложной вопрос, так как это вопрос скорее о позиции медиасообщества, будет ли здесь какая-то солидарная позиция – трудно сказать. С другой стороны – да, вы правы, РКН стал дубинкой, но дубинкой в чьих-то руках, потому что когда мы обжалуем такие действия, РКН говорит: «Мы всего лишь технические исполнители, мы не принимаем решения», и кивает в сторону Генерального прокурора, органов законодательной власти, которые применяют законодательство, которое Роскомнадзор всего лишь исполняет. Поэтому здесь надо говорить о том, что эти ограничения, которые вводятся, и последние поправки, которые были внесены стремительно в конце декабря, по сути дела, ставят журналистику в положение, когда она ничего, кроме обсуждения погоды и формальных новостей, основанных на пресс-релизах, не может себе позволить. Это неправильно.

Наверное, нужно пытаться вести какой-то диалог, потому что это переходит границы, когда вы не можете рассказать о чем-то существенном. И очень любопытно было то, какие публикации потребовал удалить, ведь это антикоррупционные расследования, затрагивающие очень влиятельных лиц. И каким образом тогда это коррелирует с законодательством, например, о противодействии коррупции, с антикоррупционной политикой государства? Все это такое лукавство, конечно. Мы же понимаем, что идет зачистка информации, которую не хочет видеть власть, это, мне кажется, такой уровень цензуры, которого мы никогда еще не видели.

 

Источник: Дождь*

*признан СМИ-иностранным агентом