«Мы в кольце врагов! Иноагентом может оказаться вообще любой человек»

15 Ноября 2019

Автор закона о физлицах-иноагентах рассказал «Фонтанке», зачем нужен этот нормативный акт. Эксперты говорят о юридическом абсурде и управе на «госдеповские СМИ». Комментируют директор Центра Галина Арапова и другие эксперты. 

Депутат Госдумы Леонид Левин в блиц-интервью попытался убедить «Фонтанку», что закон о СМИ-иноагентах и поправки к нему про физлица-иноагенты не станут правовой дубиной против инакомыслия. Ранее возглавляемый Левиным комитет рекомендовал к принятию во втором чтении поправки, которые позволяют вносить в список «иностранных агентов» и физические лица (как иностранцев, так и россиян), которые сотрудничают со СМИ, уже получившими статус «иноагент». На сегодня в этом списке 9 таких медиа.

Нарушение требований закона в случае принятия поправок будет караться штрафами и арестами. Для граждан – до 100 тыс. рублей или арест на срок до 15 суток, для должностных лиц – штраф до 200 тысяч, и для юридических лиц – 5 миллионов рублей.

Леонид Левин и другие авторы инициативы утверждают, что закон нужен для зеркальных ответов тем государствам, которые преследуют российские СМИ, работающие за рубежом. В первом чтении документ был принят ещё в конце 2017 года, но два года депутаты о нём не вспоминали.

– Леонид Леонидович, что придало импульс активизации депутатов по расширению применения статуса «иностранный агент»? Законопроекту об автоматическом присвоении этого статуса иностранным медиа уже 2 года.

– Уже на момент своего внесения законопроект нес актуальный характер, связанный с выстраиванием системы зеркальных мер в отношении иностранных СМИ, работающих на российскую аудиторию. Активизация его принятия связана с тем, что в комитет поступили поправки со стороны руководителя комиссии Государственной думы по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России, председателя комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции Василия Пискарева и руководителя Временной комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации, заместителя председателя комитета Совета Федерации по международным делам Андрея Климова.

– Очевидно, что причина – столичные протесты августа-сентября и сопутствующие им усердные поиски «иностранного вмешательства» через иностранные СМИ?

– Вопрос о причине внесения поправок более корректно адресовать авторам. Однако следует отметить, что в Государственной думе работа над законопроектом шла в плановом порядке, и предложенные поправки были сделаны с учетом позиции комитета.

– Что конкретно будет регулировать документ? Что уточнят поправки в случае их принятия?

– Ключевыми положениями законопроекта определяются правила осуществления деятельности иностранных СМИ, признанных иностранными агентами, в частности – требование учредить российское юридическое лицо, которому вменяется обязанность выполнять положения закона «О некоммерческих организациях», регулирующие правовой статус некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента. Поправки второго чтения уточняют формулировки критериев, по которым организация или частное лицо может быть признано лицом, выполняющими функции иностранного агента.  

– Какие предложения ко второму чтению оказались наиболее спорными и почему?

– Законом предусматривается возможность присвоить статус иностранного агента частному лицу, что сразу вызвало опасения, что все блогеры и пользователи социальных сетей будут получать такой статус за репосты иностранных СМИ. Но мало кто обратил внимание, что для этого еще нужно подтвердить факт получения вознаграждения от иноСМИ-иноагента.

– Как будет выглядеть, к примеру, главная страница «Русской службы BBC» после введения вашего закона в действие? Как пачка сигарет с фотографией лёгких больного раком на 2/3 поверхности упаковки, только вместо фото надпись «ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ»?

– Насколько мне известно, BBC не признано иностранным СМИ – иноагентом. Размер и расположение маркирующего знака будет определяться уполномоченным органом.

– Какая ответственность ждёт тех коллег из иностранных медиа,которые откажутся, как говорила «Фонтанке» соавтор законопроекта сенатор Людмила Бокова, от шильдика «иноагент»?

– Если иностранное медиа, признанное иноСМИ-иноагентом, желает работать на территории Российской Федерации, даже если эта территория относится к интернет-среде, оно должно соблюдать требования нашего законодательства, в противном случае к нему будут применены меры, предусмотренные законопроектом.

– Накануне вы отдельно оговорились, что закон не будет затрагивать работу блогеров, публицистов (соавтор депутат Пётр Толстой два года назад говорил, что блогеры подпадут под действие закона). Почему нет? Ведь количеству читателей отдельных авторов могут позавидовать многие известные медиа. Слово блогера сегодня всё чаще звучит громче, чем слово классического СМИ.

– Блогер может быть признан иностранным агентом, если он будет сотрудничать с иностранным СМИ-иноагентом и получать за это вознаграждение, – и этот факт еще нужно будет доказать.

– Проверка гражданства автора публичных публикаций в Рунете – следующий этап?

– В законопроекте нет даже намека на такое предположение.

– В Госдуме сегодня сколько «иностранных агентов»? Только не говорите, что там у вас нет коллег с двойным гражданством и активами вне РФ. 

– Если у граждан имеется информация о том, что в Госдуме присутствуют иностранные агенты, ее необходимо сообщить в комиссию по вопросам контроля за доходами депутатов, мандатным вопросам и этике.

– Ваш коллега по борьбе за суверенность – зампред комитета по международным делам, глава временной комиссии СФ по защите госсуверенитета Андрей Климов – заявил, что в России могут появиться «журналисты-иноагенты». Кого это коснётся по факту, если будет реализовано?

– Если будет установлено, что журналист участвует в создании или распространении материалов иностранного СМИ, выполняющего функции иностранного агента, и получает за это вознаграждение, то на основании коллегиального решения Министерства юстиции и Министерства иностранных дел может быть признан выполняющим функции иностранного агента. Именно «может», а не обязательно «будет».

– Лично вы можете привести пример иностранного вмешательства во внутренние дела РФ через СМИ, о чём неоднократно говорил и Климов, и ваш коллега Пискарёв из аналогичной думской комиссии. Ни одного подтверждённого факта такого вмешательства ни Климов, ни председатель комиссии Госдумы по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела РФ, глава думского комитета по безопасности Василий Пискарев, который называл конкретные медиа (DW, Meduza, Русская служба Би-би-си, «Свобода»), не предоставили.

– Комиссии депутата Пискарева и сенатора Климова по иностранному вмешательству продолжают свою работу. В ходе заседаний комиссий обеих палат были представлены конкретные примеры подобного рода. Более детальную информацию следует запросить непосредственно у руководителей этих комиссий.

– Вы говорите, что ваш закон – о «зеркальных мерах». Пример?

– Речь идет об отечественных СМИ, вещающих на зарубежные государства. С ноября 2017-го в реестр иностранных агентов США внесена компания Reston Translator, которая организует вещание программ агентства Sputnik в США и телеканал RT America. Кстати, американское законодательство об иностранных агентах предполагает регистрацию физических лиц наравне с юридическими (глава 22 кодекса США, параграф 611). И к физическим лицам применяются жесточайшие уголовные меры наказания за неисполнение – вплоть до 5 лет заключения.

(Закон США от 1938 года не приравнивает физлица к СМИ, статус «иностранный агент» там присваивается, если минюст США найдёт «политическую пропаганду». – Прим. ред.) 

1. Главред упомянутого Левиным RT Маргарита Симоньян для комментариев оказалась недоступна, но ранее она написала про физлиц-иноагентов в своих сетевых аккаунтах.

Узнала кое-какие подробности про физлиц-иноагентов.


1. Эта мера будет касаться только тех сограждан, кто помогает госдеповским (именно госдеповским, а не всем подряд!) СМИ уходить от регистрации иноагентами.


2. Госдеповские СМИ уходят от иноагентства следующим образом – вообще не регистрируют у нас никакие юрлица, а просто нанимают тут авторов-физлиц, которым платят (иногда, говорят, в конвертах), чтобы те шарашили материалы в разные крымреалии и прочие реалии, свободы и голоса, пытаясь убедить русскоязычную публику, что Крым надо вернуть, Путина прогнать, а Навального возлюбить. Управы на них нет, а теперь, видимо, будет. Отдельно помечаю, что это не мои оценки, а токмо волей пославшей мя жены. За что купила – за то продаю.


3. Эта мера зеркальная и будет отменена, если свободолюбивая Америка снова полюбит свободу и оставит в покое российские СМИ.

2. Сенатор Людмила Бокова, соавтор законопроекта, два года назад в интервью «Фонтанке» утверждала, что новые правила помогут самим СМИ-иноагентам, так как они обязывают иноагента регистрировать в РФ юрлицо.

«Искренне надеюсь, что в ближайшем будущем антироссийская риторика будет прекращена или нивелирована, отношения и взаимодействие с мировым сообществом возобновятся и Россия войдет в сферу цифровых инновационный реалий с новой экономической стратегией. Закон о «СМИ – иноагентах» останется, будет прекрасно действовать, станет эффективным инструментом для начала деятельности на территории нашей страны, поможет иностранным компаниям адаптироваться к российскому законодательству – станет подобием некого «шильдика», как новичок… …регистрация юридического лица и начало бизнеса всегда является достаточно трудоемкой процедурой во всех странах мира. Вопрос легализации бизнеса на территории страны и официального доступа к широкой аудитории, проживающей на российском пространстве, с точки зрения бизнес-планирования любой международной компании, должен видеться как более перспективный, нежели получение предписания и запрета от российского регулятора о запрете деятельности или блокировки онлайн-представительства».

3. Автор советского и российского законов о СМИ 1990–1991 годов профессор ВШЭ, глава Совета по правам человека при президенте РФ в 2010–2019 годах Михаил Федотов:

«Я читал этот законопроект. Это продолжение ошибочной линии, которую взяли, начав создавать законодательство об иностранных агентах. Вместо того чтобы дополнить в Гражданском кодексе главу 52 об агентском договоре, начали городить турусы на колёсах в законе об НКО. А когда решили и СМИ делать иноагентами, то наделали столько юридических ошибок, что голова идёт кругом от этой безграмотности! Когда всё сливается в один стакан: и СМИ, и юридическое лицо, и НКО, получается юридическая абракадабра. А теперь сюда добавляется и физическое лицо! Не готов это оценивать с политической точки зрения, но с юридической это абракадабра. Реализация этой абракадабры приведёт к тому, что у нас просто зависнет правовая система, как компьютеры зависают. Хотя, как показывает практика, правоприменители иногда бывают способны применить даже совершенно некачественный закон. Как сказал один депутат Госдумы: «Мы можем принять любой закон». Это мы, к сожалению, и наблюдаем. Что касается заявлений про «управу на госдеповские СМИ», то я не понимаю, какое это имеет отношение к обсуждаемым поправкам. И разве у нас теперь запрещено быть автором заметки в иностранном СМИ? Так это уже было в СССР. Сразу вспоминается дело Синявского и Даниэля, которых обвиняли именно в том, что они публиковали свои произведения за рубежом. Мы возвращаемся в середину 60-х годов прошлого века? Странновато. И тут не до смеха, хотя, конечно, признание того, что физическое лицо, то есть человек, может быть средством массовой информации, то есть формой периодического распространения массовой информации, звучит как анекдот.

Не знаю, с чем связано это обострение, но применённая в законе формулировка понятия СМИ-иноагентов абсолютно неправильная. Прежде всего потому, что у нас уже есть реестр СМИ, которые получают деньги из-за рубежа. И там очень много СМИ, в том числе государственных и вполне провластных. Им нужны кредиты для развития. И они оказываются в этом списке. Теперь возникает второй список. Новый закон написан таким образом, что иноагентом оказываются вообще все мировые СМИ. Получается, что весь мир – это сплошные иностранные агенты! А теперь ещё и физлица-иноагенты. Мир наполнен иноагентами! Мы в кольце врагов! На цензуру это не похоже. Это похоже на глупость. И я не удивлюсь, если иноагентом-физлицом будет признан обычный блогер, несмотря на уверения авторов, что это исключено. Если применять этот закон буквально, иноагентом может оказаться вообще любой человек. Любой».

4. Председатель Союза журналистов России Владимир Соловьёв: 

«Союз журналистов всегда против любых ограничений свободы слова и свободы распространения информации. Мы никогда не поддерживаем никакие зеркальные меры ограничения работы наших иностранных коллег, даже если есть какие-то негативные моменты в отношении российских коллег за рубежом. Представители Госдумы нас уверяют, что против свободы слова законопроект не направлен, а является ответом на недружественные действия США в отношении RT и агентства Sputnik, что в каждом отдельном случае решения будут приниматься коллегиально Минюстом и МИД РФ. Депутаты называют такой принцип принятия решения механизмом защиты от необоснованных включений в список иностранных агентов. Леонид Левин нас заверил, что блогеры, пользователи соцсетей, которые делают репосты иностранных СМИ без получения денежных средств за это, не подпадают под действие закона. То есть законопроект смягчён по возможности. Тем не менее это всё печально. Идёт информационная война. Хотелось бы, чтобы всего этого не было. Мнение Михаила Федотова мне известно. Я согласен, что формулировки законопроекта очень размытые. Поэтому мы очень пристально и внимательно будем следить за применением этого закона, чтобы не было перекосов. Но я не думаю, что любое физлицо может быть признано иноагентом. Тем не менее ситуация неопределённая. Не исключаю, что активизация депутатов по этому закону связана с попытками поиска иностранного вмешательства, о котором парламентарии говорили в августе и сентябре. Члены соответствующих комиссий Совета Федерации и Госдумы участвовали в разработке поправок. Напряжение между странами, увы, усугубляется. Что касается возможного оспаривания закона в судах, в том числе в Конституционном суде, то могу сказать, что Союз журналистов всегда стоит на стороне журналистов. Всегда. У нас работает горячая линия: 8 495 637 44 47, куда все журналисты в любых сложных юридических ситуациях могут к нам обращаться за бесплатной помощью. Если коллегам будет нужна помощь в оспаривании этого документа, помощь будет оказана».

5. Ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова:

«Критерии закона настолько размыты, что под них подпадает реально полстраны. Оговорки авторов законопроекта, что это всего 20–30 человек, которые работают на иностранные СМИ, признанные уже иноагентами, совершенно не основаны на самом законе. Петр Толстой и Леонид Левин утверждают, что закон будет применяться точечно. А почему, собственно, они считают, что законы должны так применяться? Закон должен быть един для всех. Все равны перед законом. Точечное применение всегда означает, что закон принят не для регулирования реальной правовой проблемы, а для какой-то другой цели. Избирательное применение – это само по себе признание в политизированности целей закона. Может, они и хотят отловить всех российских журналистов, которые работают на иностранные СМИ, и погрозить им пальцем, внеся в реестр и угрожая огромными штрафами, но из текста закона этого не следует. 

По закону же иноагент – это фактически любое физическое лицо (причем не обязательно российский гражданин, там о гражданстве ничего не говорится, это может быть и иностранец, публикации которого не понравятся Минюсту и МИДу), которое распространяет информацию иностранного СМИ-иноагента (сюда подпадает любой репост в соцсетях, любая перепечатка на любом сайте) или участвует в создании такого материала (и это слово «участвует» фактически может толковаться очень широко и распространяться и на авторов, и на иллюстраторов, и на экспертов, давших комментарий) и получает иностранное финансирование (и опять же в законопроекте не говорится, от кого это финансирование должно быть).

На чем основываются комментарии, что это только коснется тех, кто получает деньги от «госдеповских СМИ», включенных в реестр иностранных СМИ – иностранных агентов? В законе такого узкого критерия нет, там говорится: «получает иностранное финансирование». Это может быть и компенсация проезда на международную конференцию, и гонорар ученому за публикацию в зарубежном научном журнале, и гонорар лектору за занятия в зарубежном университете, и присланные бабушкой из Казахстана 1000 тэнге внуку на день рождения. Любые деньги иностранного происхождения, которые зафиксируют наши власти, формально будут подходить под резиновый критерий этого закона. Закон написан так, чтобы его можно было натянуть на любого, от ученого до активиста. Это совершенно неприемлемо. Законы должны быть сформулированы точно, узко ясно и недвусмысленно, чтобы не допускать их произвольного применения. Об этом даже высказывался наш Конституционный суд, но, видимо, его мнение для наших законодателей – не авторитет.

Под риск признания иностранным агентом попадает любой, у кого есть любое поступление средств из-за границы, кто распространил или принял участие в подготовке материалов иностранного СМИ-иноагента в любой форме. Одно слово «распространил» накрывает любой репост или перепечатку материала онлайн, и это не говорит точечно ни о журналистах, ни о блогерах. 

Поэтому вполне понятны опасения, что этот закон будут использовать как некую новую форму цензуры, для подавления распространения критической точки зрения в Интернете, для пресечения репостов в российском сегменте интернета материалов, опубликованных иностранными СМИ, которых российские власти включили и, возможно, еще включат в реестр «иностранных агентов».

Весьма спорными являются и требования к тем, кого признают иностранными агентами. Как можно заставить иностранное юридическое лицо отчитываться перед российским Минюстом? Это юридические лица, зарегистрированные в другой юрисдикции. Тем более невозможно принудить их зарегистрировать юридическое лицо в России. Они имеют право распространять информацию на любом языке, хоть на вьетнамском, находясь в Европе. Властям не нравится, что это СМИ пишет? Это правовой абсурд, проявление весьма инфантильной нетерпимости к критике в свой адрес. И всерьез никакого отношения к «вмешательству во внутренние дела страны» это не имеет. Это банальное нежелание слышать критику и попытка напугать тех, кто разделяет альтернативную точку зрения на происходящие в стране события. Чтобы не постили, не писали, не сотрудничали с международными организациями и иностранными СМИ. И все это под угрозой каких-то безумных мер ответственности. Принуждение к созданию юридического лица, гигантские штрафы, маркировка всех публикаций плашкой «иноагент» – это все не что иное, как инструменты запугивания и сдерживания распространения неугодной информации в Интернете.

P.S. Второе чтение законопроекта о СМИ-иноагентах и рассмотрение поправок, которые могут сделать иностранными агентами физических лиц, может состояться до конца октября.

«Все процессы, которые сейчас происходят, – это попытка государства через серию новых законопроектов выстроить модель собственного суверенитета. Где-то оно делает это слишком быстро. Где-то излишне медленно. Где-то недостаточно точно. Но общее направление очень простое – государство обретает свой информационный суверенитет. Достраивает свой суверенитет в цифровом пространстве. Это логичное развитие общемирового процесса», – ранее говорил в интервью «Фонтанке» специальный представитель президента Владимира Путина по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков.


Источник: Николай Нелюбин, «Фонтанка.ру»


Поддержите работу Центра!

Подпишитесь на нас

Ежемесячная рассылка:

не забудьте поставить приоритет при подписке!
 

 
Проект "Правила выживания в сети"
Наш канал-видеоликбез по информационному праву