Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

В ООН уполномочены заявить. Российские правозащитники попросили Объединенные нации задать вопросы властям РФ

Российские правозащитные организации направили в ООН совместный отчет о ситуации внутри страны в период «специальной военной операции на Украине». В докладе, который изучил “Ъ”, рассказывается о блокировках СМИ, введении уголовной ответственности за «дискредитацию» армии и угрозе принятия новых репрессивных законов. Информацию из доклада структуры ООН обсудят с делегацией российского правительства.

Еще в феврале коалиция российских НКО направляла в ООН доклад о соблюдении прав человека в 2020–2021 годах. Документ, как объяснял “Ъ”, должен был стать подспорьем Комитету прав человека (КПЧ) ООН во время ежегодной беседы с российскими чиновниками. Однако делегация РФ так и не приехала в Женеву в связи с началом «военной спецоперации». Заседание перенесли на лето, а члены комитета ООН попросили российских правозащитников обновить доклад с учетом влияния «спецоперации» на права россиян. Работу над «поясняющим» докладом вели юристы трех НКО: информационно-аналитического центра «Сова» (занимается исследованием проблем экстремизма и ксенофобии), правозащитного проекта «ОВД-Инфо» (оказывает юридическую помощь участникам протестных акций и анализирует ситуацию со свободой собраний), а также Центра защиты прав СМИ. Все они внесены Минюстом в реестры иноагентов.

Доклад, с которым удалось ознакомиться “Ъ”, состоит из трех разделов.

В первом («Цензура и блокировка СМИ») юристы напоминают: с 2020 года в закон «Об информации» было внесено 84 поправки.

Они «стали полностью работоспособными после 24 февраля» и уже к 5 мая привели к блокировке более 3 тыс. сайтов — правозащитных организаций, политических движений, СМИ и физлиц. Главной причиной блокировок стало распоряжение Роскомнадзора от 24 февраля «использовать только официальную информацию о вооруженном конфликте». Среди прочих с блокировками столкнулись популярная радиостанция «Эхо Москвы» (работала с 1990 года) и телеканал «Дождь» (внесен в реестр иноагентов). Они были вынуждены закрыться. «Всего с 24 февраля заблокировано как минимум 181 СМИ, 21 медиа остановили или приостановили свою работу, 11 решили полностью перестать писать о военном конфликте,— сообщается в докладе.— Предсказать, вернутся ли они к работе, невозможно». Правозащитники отмечают, что Госдума приняла в первом чтении новые поправки к закону «Об информации». В случае их подписания Генпрокуратура сможет аннулировать регистрацию любого СМИ, если оно, среди прочего, «выражает явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам».

Второй раздел доклада посвящен «уголовному преследованию за антивоенную позицию», но затрагивает и практику применения административных наказаний.

Экстренные «спецоперационные» поправки к УК и КоАП, принятые одним днем и вступившие в силу 4 марта, направлены на тех, кто «публично дискредитирует» армию и «распространяет заведомо ложную информацию» о деятельности вооруженных сил. К 26 мая правозащитники зафиксировали минимум 52 уголовных дела по «распространительской» ст. 207.3 УК (предполагает до 15 лет лишения свободы) и более 2,1 тыс. «дискредитационных» дел об административных правонарушениях по ст. 20.3.3 КоАП (предполагает штраф до 50 тыс. руб.).

Юристы особо отмечают «невозможность» объяснить, по какому принципу полиция и суды квалифицируют «идентичные действия» граждан. «Авторы аналогичных постов в социальной сети об обстрелах мирных жителей российскими военными привлекались в одних случаях по статье 20.3.3 КоАП, а в других — по статье 207.3 УК,— указывают они.— Такая же ситуация произошла с кейсами за распространение антивоенных листовок, критикой знака «Z», публикацию статей независимых СМИ». Повторная «дискредитация» армии грозит возбуждением дела по статье 280.3 УК (до пяти лет лишения свободы). Правозащитникам известно минимум о четырех таких случаях. Также они сообщают о более 150 уголовных делах, связанных с протестами против «спецоперации». Авторы доклада относят сюда дела о «применении насилия в отношении представителя власти» (ст. 318 УК РФ) во время «антивоенных митингов» в феврале и марте, дела о вандализме (ст. 214 УК РФ) за «антивоенные граффити», а также преследование активистов движения «Весна», которое пыталось координировать протесты.

В этом же разделе доклада правозащитники рассказывают о предложенных 25 мая поправках к УК. Они вводят новую статью 275.1 УК — ответственность за «конфиденциальное сотрудничество» с иностранными спецслужбами и «международными или иностранными организациями, действующими в интересах специальной службы иностранного государства» (от 12 до 20 лет лишения свободы). Другая новая статья — призывы к «действиям против безопасности» страны (ст. 280.4 УК, до 4 лет лишения свободы). А понятие «шпионаж» в действующей ст. 276 УК предлагается расширить до «передачи, сбора, хищения информации, которая может быть использована против армии и государственных органов России». «Это очень двусмысленная формулировка — какая информация может быть использована против российской армии и в каком контексте, пока неясно»,— говорится в докладе. Правозащитники указывают на «стремительно увеличивающуюся» статистику по «экстремистским» и «террористическим» делам. Так, в 2019 году за «подстрекательство либо оправдание терроризма» (ст. 205.2 УК) были осуждены 103 человека, а в 2021 году — уже 199 человек. За «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (ст. 280 УК) в 2019 году было осуждено 117 человек, а в 2021 — уже 255. За «оправдание нацизма» (ст. 354.1 УК) в 2019 году осудили одного человека, а в 2021 году — сразу 30.

Третий раздел доклада посвящен иноагентам.

Кроме еженедельно устаревающей статистики, авторы сообщают о законопроекте, объединяющем четыре существующих реестра иноагентов в единый список. Попасть туда можно будет за «нахождение под иностранным влиянием». Также предложено создать «реестр аффилированных с иноагентами лиц». «Больше всего пострадают те, кто выражает альтернативные и оппозиционные взгляды и ведет соответствующую деятельность»,— сообщают в ООН российские правозащитники. Законопроект будет рассмотрен 7 июня.

Последний раздел — список вопросов, которые Комитет ООН может задать России. Среди них, в частности, «Почему нельзя называть спецоперацию войной?» и «Почему пацифистские надписи и лозунги считаются порочащими вооруженные силы?». Также правозащитники просят уточнить, почему одни и те же действия квалифицируют по разным статьям УК и КоАП и соразмерно ли наказание до 15 лет лишения свободы за распространение ложной информации.

Как и прежде, у ООН нет инструментов, чтобы заставить РФ изменить законодательство. Однако организация может, как и в предыдущие годы, рекомендовать Москве ослабить цензуру и изменить подход к свободе собраний, сказала “Ъ” соавтор доклада, юрист «ОВД-Инфо» Виолетта Фицнер. В любом случае, Россия, оставаясь участницей Международного пакта о гражданских и политических правах, должна будет отреагировать на вопросы Комитета ООН. Госпожа Фицнер надеется, что российская делегация не только примет участие в летней сессии КПЧ, но и «не станет ограничиваться формальными ответами».

 

Источник: Мария Старикова, Коммерсантъ