Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

Закон о госизмене снова ужесточили. Куда еще больше?

Госдума во втором чтении ужесточила ответственность за «новые формы преступной деятельности и угрозы госбезопасности». Несколько поправок в УК предусматривают до 20 лет колонии и миллионные штрафы. Лишение свободы по статьям о госизмене, разглашении гостайны и угрозе суверенному интернету угрожает IT-операторам, гражданским активистам, блогерам и ученым. Реальные сроки можно будет получить и за любую публичную критику силовиков.

Законопроект о «новых формах преступной деятельности и угрозах государственной безопасности» Госдума приняла в первом чтении в мае.

Тогда поправки в УК уже предусматривали различные сроки лишения свободы за «переход на сторону противника в условиях вооруженного конфликта или военных действий» и «конфиденциальное сотрудничество» с иностранными спецслужбами, организациями или их представителями.

Наказуемыми становились призывы к деятельности против госбезопасности, а также передача, сбор, похищение или хранение сведений, которые могут быть использованы против российской армии при вооруженном конфликте.

Ко второму чтению депутаты «силовых» комитетов Госдумы — по обороне и безопасности добавили много новых ужесточений.

 

Что приравняют к госизмене и шпионажу

«Переход на сторону противника» станет новым составом в статье 275 о госизмене. Примечание к поправке разъясняет, что к «переходу» относится участие в составе «непосредственно противостоящих» России иностранных сил и войск — в вооруженном конфликте и иных военных и боевых действиях. За это будет полагаться от 12 до 20 лет лишения свободы.

При отсутствии признаков госизмены от восьми до 15 лет предусмотрено за любое участие в вооруженных конфликтах на чужой территории «в целях, противоречащих интересам РФ». Сейчас в УК это касается только участников незаконных вооруженных формирований.

Добавился новый состав и в статью о шпионаже — к нему впервые будут относиться передача, собирание, похищение или хранение сведений «в целях передачи противнику» — если они «могут быть использованы» в условиях вооруженных конфликтов против любых российских силовых структур и органов. Противником будет считаться не только государство, но и любая иностранная или международная организации, противостоящие России.

При этом и по действующему УК, и по новой редакции статьи 276 о шпионаже под нее смогут попасть исключительно иностранцы и апатриды.

За добровольное и своевременное сообщение или иную помощь властям в предотвращении ущерба интересам России обвиняемые в госизмене, шпионаже и незаконном захвате власти могут быть освобождены от ответственности — но если на них к этому моменту не повесят другие статьи.

Уточнят в УК и ответственность за нарушение ограничений по выезду из России в связи с допуском к гостайне — можно будет сесть на срок до трех лет.

Сесть на срок до четырех или до семи лет (в отдельных случаях) можно будет и просто за вывоз или пересылку за границу носителей с секретными сведениями — даже без их хищения, разглашения или совершения госизмены и шпионажа. То есть, человек может попасть под статью, даже если он не знает о том, что у него в ноутбуке, телефоне или флешке есть сведения, относящиеся к гостайне.

Зачем это понадобилось и кого касается?

Причиной появления этих поправок адвокат, глава правозащитного проекта «Первый отдел» Иван Павлов (минюст России внес его в список «СМИ-иностранных агентов») считает «военную истерию».

Павлов обратил внимание, что в поправках наказание за «переход на сторону противника» фактически продублировано в двух статьях — в ст. 275 (Госизмена) и в ч. 3 ст. 208 (Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем). «Даже наказание в обоих случаях одно и то же — от 12 до 20 лет лишения свободы», — отметил Павлов.

Цель поправок, в том числе и в статью о госизмене, в том, чтобы «напугать людей», считает адвокат. Статья и так была «резиновой», и по ней за решеткой оказывались люди, не имевшие допуска к гостайне. «Даже само обсуждение поправок в СМИ в обществе вызывает резонанс и достигает поставленной цели [устрашения]», — считает адвокат.

Павлов видит признаки попытки запугать людей и в недавней истории, когда ФСБ вручила москвичу «официальное предостережение» о том, что его действия подпадают под госизмену. 3 июля мужчине, который поддерживал деньгами украинский фонд «Вернись живым», выломали дверь силовики. Правда, дело в его отношении так и не возбудили.

Генпрокуратура еще в конце февраля предупреждала, что оказание финансовой и другой помощи иностранному государству будет квалифицироваться как госизмена. Павлов напомнил, что после этого ко многим людям, поддержавшим украинские фонды, пришли сотрудники ФСБ, которые провели у них дома «обследование помещения» — фактически, это обыск, но без возбуждения уголовного дела.

«Многие консультировались с нами, и мы говорили, что им угрожает привлечение [к уголовной ответственности] вот по этой третьей форме госизмены — оказание помощи иностранному государству, — рассказал Павлов. — Потом эти люди уехали, а ФСБ начали приходить к их родственникам, чтобы те уговорили их вернуться».

Павлов подчеркивает, что в случае с москвичом, которому для вынесения предостережения вынесли дверь, было вполне возможно и уголовное дело: действие мужчины, который перевел деньги в «Вернись живым» имеет законченный состав — оказание финансовой помощи иностранному государству. Но о заведении дела не сообщалось.

«Фишка вот в чем — они поняли, что так много переводов, тысячи человек это делали, и если всех их по госизмене привлекать, то чекистов не хватит, — считает адвокат. — Плюс такое количество госизменников покажет, что с государством что-то не то происходит».

Кроме того, адвокат обращает внимание, что дела о госизмене трудоемкие, практически штучные, и система ФСБ, на его взгляд, к массовому производству таких дел не готова. «Еще десяток дел они выдержат, но тысячу — уже с трудом. Это куча ресурсов, собрать бумажки, оперативное сопровождение проводить несколько лет», — перечисляет он, не исключая, впрочем, что следственный отдел может в новых условиях расширить свой состав.

Адвокат Владимир Жеребенков назвал «законотворческим зудом» поправку в ст. 283 УК «Разглашение гостайны» о перемещении носителей с секретными сведениями.

По его словам, действующая редакция статьи и так предусматривала за это уголовную ответственность. «И неважно, куда вы сведения, составляющие гостайну вывозили и где разгласили — в России, за границей, в открытом космосе. Но решили [законодатели] зачем-то выделить особенно, видимо, это связано с нашими сложными отношениями с заграницей».

Одним из клиентов Жеребенкова был Пол Уилан, бывший американский морпех, которого задержали оперативники ФСБ в Москве в конце 2018 года с электронным носителем, на котором были сведения, составляющие гостайну. Уилан получил в Москве от своего знакомого флэшку, информация на ней оказалась секретной.

Сам Уилан утверждал, что рассчитывал получить от приятеля фотографии из совместной поездки, и не знал, что на самом деле на флэшке. Тем не менее его осудили по более жесткой статье — шпионаж — он получил 16 лет колонии. Жеребенков отмечает, что разграничение шпионажа или госизмены и разглашения гостайны — сложное, а следователю будет проще вменять более тяжкую статью: «Если вывозил [носитель с гостайной] за границу, то точно не в интересах России действовал, а значит, шпионаж, госизмена».

 

Чем опасно сотрудничество с иностранцами?

Появится в УК и новое не дотягивающее до госизмены, но жестко наказуемое преступление — «сотрудничество на конфиденциальной основе с иностранным государством, международной либо иностранной организацией». За контакты в целях «содействия» их деятельности, «заведомо направленной» против госбезопасности можно сесть на срок до восьми лет.

Чтобы остаться на свободе, нужно «добровольно и своевременно» сообщать органам власти о таких отношениях — впрочем, это может смягчить участь лишь в случае, если человек не совершил «никаких действий по исполнению полученного задания» или иных преступлений. Решать это, естественно, будут силовики — и как правило соглашающиеся с ними суды.

Норма о «сотрудничестве» прописана максимально расплывчато, не исключено, что под ним будут понимать, например, подготовку докладов для международных организаций или распространение информации, которая, по мнению правоприменителей, может нанести удар по безопасности России, считает глава Центра защиты прав СМИ Галина Арапова (она и ее организация признаны в России «иностранными агентами»).

Под риском, по ее словам, могут оказаться в первую очередь журналисты и фрилансеры, сотрудничающие с организациями, признанными СМИ-«иноагентами» или «нежелательными», а также — с зарубежными СМИ. При этом есть риск, что под «конфиденциальным сотрудничеством» будут понимать и случаи, когда журналисты публикуются под псевдонимом.

Если за участие в деятельности нежелательной организации человека сначала привлекают к административной ответственности и только при повторном нарушении возбуждают уголовное дело, то по новой статье о конфиденциальном сотрудничестве с международными организациями сразу будет наступать уголовная, отмечает она.

 

Риски для IT-операторов

О рисках операторов интернета говорится в новой статье 274.2. УК. Она обещает наказание нарушителям правил централизованного управления «техническими средствами противодействия угрозам устойчивости, безопасности и целостности функционирования» Интернета и сетей связи» (ТСПУ) на территории России.

ТСПУ — это новый программно-аппаратный комплекс, позволяющий ограничивать доступ к информации, распространение которой в России запрещено. Так Роскомнадзор пытается централизованно управлять российским сегментом интернета, фильтруя трафик при помощи технологии DPI (deep packet inspection).

Таким образом можно анализировать весь проходящий трафик (протоколы, сайты, ресурсы, целые сервисы) — выделять специфические пакеты, свойственные конкретным сайтам или приложениям и отсекать их, замедляя или блокируя нужные сайты — например, Twitter или конкретный VPN-сервис.

Устанавливать у себя ТСПУ обязаны операторы связи. За нарушение порядка их установки, эксплуатации и модернизации или требований к «пропуску трафика» через них, должностные лица и индивидуальные предприниматели рискуют отправиться в колонию на срок до трех лет — но лишь после первого административного штрафа за те же действия.

Адвокат, старший партнер проекта «Сетевые Свободы» Станислав Селезнев считает эти поправки продолжением политики «суверенизации рунета» — то есть превращения российского сегмента всемирной сети в закрытое подконтрольное властям пространство.

В связи с этим профильные специалисты часто употребляют иронические понятия вроде «сувениризации чебурнета».

Речь идет о продолжении начатой в 2019 году государственной кампании по организации единого центра управления связью внутри административных границ России. Пакет законов, принятый тогда, получил название «о суверенном интернете».

«Несколько лет Роскомнадзор, минцифры и ФСБ создавали нормативное регулирование применения ТСПУ, — отмечает Селезнев. — Можно предположить, что большинство операторов связи, за исключением нескольких самых крупных, не торопятся выполнять требования по установке в своих сетях контрольного оборудования».

«Огромные вопросы вызывает жесткая зависимость судьбы менеджеров IT-компаний от функциональности и ошибок гособорудования после вступления в силу статьи 274.2 УК, — предупреждает Селезнев. — Оборудование ТСПУ, которое провайдеры обязаны установить у себя, должно позволять централизованно выборочно блокировать ресурсы с пульта управления прямо в Роскомнадзоре или ФСБ».

«Но постоянно что-то работает не так», — добавляет он.

Возможно, поэтому норма о нарушении требований к «пропуску трафика» — единственная, вступление в силу которой Госдума решила отложить до 1 января 2023 года (остальные части закона вступят в силу после его опубликования).

Вот как, по словам Селезнева, могут применяться принятые поправки: будет выявляться, через какого оператора работает заблокированный VPN или открывается заблокированный сайт. Далее произойдет проверка: то ли новый протокол от разработчиков, который невозможно заблокировать, то ли не штатно работает оборудование ТСПУ. «Почему не штатно: кривые руки у разработчиков? Не хватает компетенции у сотрудников РКН или ФСБ? Саботаж от айтишников? А может у проверяющего свой VPN и его забыли выключить? Черт ногу сломит разбираться, но если нужно будет кого-то наказать, то сотрудники операторов связи всегда под рукой», — резюмирует Селезнев.

Исполнительный директор НКО «Общество защиты интернета» Михаил Климарев (внесен в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента) вовсе отказывается считать новые поправки законом: «Это не закон никакой — это реакционные действия. Все будет решаться правоприменением. И именно так все и пишется — можно сто раз прочитать «закон», но применят его иным, сто первым способом, как будет удобнее». Впрочем, и он соглашается, что в первую очередь, в зоне риска операторы связи.

 

Сроки за критику силовиков и призывы к дезертирству

В УК вводится новая статья — о публичных призывах к осуществлению деятельности, направленной против госбезопасности и о воспрепятствовании исполнению властями полномочий по ее обеспечению. Под деятельностью против госбезопасности будет подразумеваться совершение преступлений, описанных в трех десятках статей УК — касающихся экстремистской и террористической деятельности, а также дезертирства, наемничества и других преступлений против военной службы.

Карать за это — при отсутствии обвинений в более тяжелых преступлениях по «экстремистским» статьям — будут сроком до четырех лет колонии. В случаях использования СМИ и интернета, должностных полномочий, а также при групповом сговоре срок удваивается. За призывы «организованной группы» предусмотрен срок до семи лет.

«Фактически это полный запрет на любую критику сотрудников силовых структур под угрозой лишения свободы», — отмечает адвокат Селезнев.

Публичным призывом будет считаться призыв, совершенный в любой форме: от выступления на митинге до email-рассылки или репоста, объясняет Арапова. При этом в практике есть случаи, когда уголовная ответственность наступала за видео, которое посмотрели два человека, отмечает она. Кроме того, совершенно неважно, как подействовал призыв на других людей: пошли ли они за человеком или пропустили мимо ушей.

 

Криминализация атрибутики и символики

Еще одна новая статья УК впервые криминализирует преследования за неоднократные пропаганду или демонстрирование, а также изготовление и сбыт нацистской атрибутики и символики экстремистских и любых запрещенных законом организаций»

К нацистской относится символика, которая использовалась в Третьем Рейхе. Например, свастика, две руны зиг и другие. Символикой, похожей на нацистскую до степени смешения, суды в России признавали, например, коловрат. Под ту же статью попадает символика организаций, сотрудничавших с Третьим Рейхом во время Второй мировой войны или отрицающих нацистские и связанные с ними преступления.

Галина Арапова отмечает, что с 1 марта 2020 года согласно примечаниям к аналогичной административной статье КоАП 20.3 к ответственности можно привлекать только если нацистская атрибутика и символика демонстрируется в целях пропаганды нацизма. Но нельзя наказывать в случае, когда ее показывают, например, в исторических, антифашистских или учебных целях. Тем не менее, суды по делам об административной ответственности зачастую действуют формально и штрафуют за демонстрирование символики — никаких официальных реестров запрещенной символики при этом нет.

К «экстремистским организациям» были приравнены, например запрещенные в России и ликвидированные структуры Алексея Навального. Какая именно символика при этом была запрещена, не понятно — к ней, например, относили «Умное голосование» или букву «Н» (логотип телеграм-канала Навального).

Теперь же, при таких расплывчатых формулировках нормы УК, привлекать к уголовной ответственности будут уже после первого административного штрафа. При этом уголовные штрафы вырастут по сравнению с административными за такие деяния в сотни раз. По КоАП размер штрафа 1-2 тысячи рублей, а по УК будет от 600 тысяч до 1 млн рублей. А максимальное наказание — четыре года колонии.

 

Что грозит наемникам и их вербовщикам

Нынешнее максимальное наказание по статье о наемничестве в новой редакции УК окажется даже ниже минимального.

Сейчас за вербовку, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение и использование в боевых действиях наемника полагается от четырех до восьми лет лишения свободы. Законопроект увеличивает его почти втрое: от 12 до 18 лет. За преступления с использованием служебного положения или в отношении несовершеннолетнего срок от семи до 15 лет меняется на «от 15 до 20 лет». Участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях будет наказываться сроком 7-15 лет (сейчас 3-7 лет)

Наемником по УК РФ признается иностранец, воюющий за деньги на территории чужого государства, не проживающий на ней и не исполняющий там официальных обязанностей.

 

Источник: Би-би-си

Фото: pixabay.com