ПАВЕЛ ИВАНОВ против РОССИИ (Pavel Ivanov v. Russia)

20 Февраля 2007

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА 

Первая секция 

РЕШЕНИЕ

ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ

жалобы № 35222/04,

поданной 

ПАВЛОМ ИВАНОВЫМ против РОССИИ


Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая 20 февраля 2007 года Палатой, в состав которой вошли:

Г-н Х. Л. РОЗАКИС, председатель,
Г-н Л. ЛУКАИДЕС,
Г-жа Н. Важич,
Г-н A. Kовлер,
Г-жа E. Штайнер,
Г-н С. E. Йебенс,
Г-н Дж. Малинверни, судьи,
и г-н С. Нильсен, юрист секции,

провёл совещание, рассмотрев вышеупомянутую жалобу, поданную 27 августа 2004 года, и принял решение, изложенное ниже.


ФАКТЫ

Заявитель, г-н Павел Петрович Иванов, гражданин России, родился в 1948 году и проживает в Великом Новгороде.

Факты этого дела, в том виде, в котором они были представлены Заявителем, можно кратко изложить следующим образом.

Заявитель является единственным учредителем, владельцем и редактором газеты «Русское вече». Газета выпускается один раз в месяц с 2000 года на средства Заявителя тиражом в 999 экземпляров.

В 2003 году Заявитель оказался в суде по обвинению в разжигании национальной, расовой и религиозной ненависти в СМИ (что является преступлением в соответствии с п. 1 ст. 282 УК). Позиция обвинения состояла в том, что Заявитель, в серии публикаций в своей газете, призывал к исключению евреев из общественной жизни, утверждая, что существует причинно-следственная связь между социальным, экономическим и политическим неблагополучием и деятельностью евреев, и приписывал представителям еврейской национальности злонамеренность.

Слушание этого дела проходило в Новгородском городском суде.

На суде Заявитель отрицал свою вину, утверждая, что «сионо-фашистское еврейское руководство» является источником всех зол в России. По его мнению, отсутствие достоверной информации не даёт российской общественности возможность узнать причины возникновения и существования этого тяжёлого положения. Цель таких публикаций в его газете состояла в «[просвещении] русских и евреев, пострадавших от сионо-фашистской идеологии».

8 сентября 2003 года городской суд оправдал Заявителя, заключив, что отсутствовали доказательства того, что он являлся автором публикации. 14 октября 2003 года Новгородский областной суд отменил оправдательное решение и возобновил это дело.

9 и 30 декабря 2003 года городской суд отклонил ходатайства Заявителя относительно необходимости проведения новой социогуманитарной экспертизы и экспертизы относительно авторства его публикаций.

10 февраля 2004 года Заявитель обратился к городскому суду с просьбой о проведении историко-социальной экспертизы, которая прояснит ответы на следующие вопросы:

«1. Являются ли евреи отдельной расой?

2. Являются ли евреи нацией?

3. Если евреи являются нацией, то с какого исторического периода?

4. Являются ли евреи в России нацией или иудейской диаспорой?

5. Могут ли прилагательное «национальный» или термин «национальное достоинство» использоваться в отношении члена иудейской диаспоры?».

11 февраля 2004 года городской суд отклонил просьбу Заявителя, отметив, что ответы на эти вопросы уже были даны социогуманитарной экспертизой. Городской суд также отметил:

«По мнению суда, общепризнанным является тот факт, что представители любой нации, национальности или этнической группы имеют национальное достоинство, которое определяется их национальным самосознанием, на основании которого они определяют себя как членов этнической группы».

20 февраля 2004 года Новгородский городской суд признал Заявителя виновным в разжигании расовой, национальной и религиозной ненависти и запретил ему заниматься журналистикой, издательской деятельностью и распространением информации в СМИ в течение трёх лет. Признание вины было основано, в частности, на результатах социогуманитарных, социопсихологических и лингвистических экспертиз, а также на устном свидетельстве экспертов. Заявитель утверждал во время слушания, что он не мог разжигать национальной ненависти, потому что евреи не являются расой или нацией.

Заявитель подал кассационную жалобу, повторно утверждая, что городской суд принял неверное решение о существовании «еврейской нации».

27 апреля 2004 года Новгородский областной суд подтвердил обвинительный приговор. Он отменил запрет на журналистскую деятельность, поскольку эта форма наказания была добавлена в Уголовный кодекс после совершения противоправных действий, и вместо этого приговорил Заявителя к штрафу в 10 000 рублей (приблизительно 300 евро).


ЖАЛОБЫ

1. Заявитель утверждал, что признание его виновным в разжигании расовой ненависти было необоснованным.

2. Заявитель обратился с жалобой по статье 13 Конвенции на то, что обвинительные приговоры национальных судов основывались на противоречивых заключениях экспертиз и отклонили его ходатайство о проведении экспертизы, являются ли евреи нацией.

3. Заявитель обратился с жалобой по статье 14 Конвенции, утверждая, что подвергся дискриминации из-за своих религиозных взглядов.


ПРАВО

1. Суд полагает, что, обжаловав свой обвинительный приговор за разжигание расовой ненависти, Заявитель, в сущности, утверждал, что было нарушено его право на свободу выражения мнения по статье 10 Конвенции, в которой говорится:

«1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей...

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

Суд с самого начала отмечает, что в его полномочия не входит определение того, какие свидетельства требуются по российским законам для выявления признаков состава преступления о разжигании расовой ненависти. Толкование и применение национального законодательства является прерогативой национальных властей, в частности, судов. Задача Суда состоит, в рамках своих полномочий, лишь в пересмотре в соответствии со статьёй 10 решений, принятых на национальном уровне (см. среди прочих источников дело Леидо и Изорни против Франции (Lehideux and Isorni v. France), постановление от 23 сентября 1998 г., Отчёты о постановлениях и решениях 1998‑VII, § 50).

Суд далее напоминает о том, что, хотя его практика закрепляла преобладающее значение свободы выражения мнения в демократическом обществе (см. среди прочих источников дело Хэндисайда против Соединённого Королевства (Handyside v. the United Kingdom), постановление от 7 декабря 1976 г., серия A, № 24, § 49 и дело Лингенса против Австрии (Lingens v. Austria), постановление от 8 июля 1986 г., серия A, № 103, § 41), Суд вместе с тем устанавливает ограничения этой свободы. Суд, в частности, постановил, что высказывания, несовместимые с ценностями, провозглашаемыми и закреплёнными в Конвенции, лишаются защиты статьи 10 в силу содержания статьи 17 Конвенции, в которой сказано:

«Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции».

Примеры высказываний, которые рассматривал Суд, включали в себя утверждения, отрицающие факт Холокоста, оправдывающие профашистскую политику, свидетельствующие о якобы имевшем место преследовании поляков еврейским меньшинством и неравенстве между ними или приписывающие всем мусульманам связь с терроризмом (см. дело Леидо и Изорни против Франции, упомянутое выше, §§ 47 и 53; Гароди против Франции (Garaudy v. France), реш., № 65831/01, ЕСПЧ 2003‑IX; дело В. П. и других против Польши (W.P. and Others v. Poland), реш., № 42264/98, 2 сентября 2004 г.; Норвуда против Соединённого Королевства (Norwood v. the United Kingdom), реш., № 23131/03, 16 ноября 2004 г. и дело Вицша против Германии (Witzsch v. Germany), реш., № 7485/03, 13 декабря 2005 г.).

В настоящем деле Заявитель написал и издал серию статей, изображающих евреев как источник зла в России. Он обвинял целую этническую группу в заговоре против народа России и приписывал лидерам еврейских организаций фашистскую идеологию. Как в своих публикациях, так и в устных заявлениях во время процесса, он последовательно отказывал евреям в праве на национальное достоинство, утверждая, что они не являются нацией. Суд не имеет сомнений относительно ярко выраженной антисемитской тональности взглядов Заявителя и соглашается с оценкой, данной национальными судами, в соответствии с которой он стремился возбудить ненависть к еврейскому народу посредством своих публикаций. Такие яростные нападки на одну этническую группу противоречат ценностям, лежащим в основе Конвенции, а именно терпимости, общественному спокойствию и отсутствию дискриминации. Следовательно, Суд приходит к выводу, что на основании положений статьи 17 Конвенции Заявитель не может пользоваться защитой, предоставляемой статьёй 10 Конвенции.

Отсюда следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена по причине несовместимости rationemateriae с положениями Конвенции в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35.

2.  Заявитель обратился с жалобой по статье 13 Конвенции на то, что вынесенный ему обвинительный приговор основывался на противоречивых свидетельствах и что вынесший этот приговор суд отказал в проведении экспертизы, которая могла бы подтвердить обоснованность его позиции о том, что евреи не являются нацией.

Поскольку претензия Заявителя может быть понята как жалоба на несправедливое судебное разбирательство по пункту 1 статьи 6 Конвенции, Суд напоминает, что, хотя статья 6 гарантирует право на справедливое разбирательство, она не содержит никаких правил относительно допустимости доказательств или того, как их следует оценивать. Эти функции должны выполняться в первую очередь национальным законодательством и национальными судами (см. дело Гарсии Руиса против Испании(García Ruiz v. Spain), (БП), № 30544/96, § 28, ЕСПЧ 1999‑I).

В настоящем деле Суд не усматривает никаких оснований для того, чтобы сделать вывод о нарушении права Заявителя на справедливое судебное разбирательство. Районный и областной суды приняли свои постановления в итоге состязательного производства, при котором присутствовал и Заявитель. Он имел возможность указать на предполагаемые недостатки экспертиз, проведённых по инициативе обвинения, и представить все замечания и доводы, которые считал необходимыми. Суды оценили достоверность свидетельств с учётом представлений Заявителя и обосновали свои заключения. Несогласия Заявителя с решениями судов было недостаточно, чтобы расценить разбирательства как несправедливые.

Кроме того, Суд напоминает, что в соответствии с устоявшейся практикой статья 13 Конвенции применима лишь тогда, когда у заявителя есть «подкреплённые доводами основания» считать себя жертвой нарушения прав на основе Конвенции (см. дело Бойла и Райса против Соединённого Королевства (Boyle and Rice v. the United Kingdom), постановление от 27 апреля 1988 г., серия A, № 131, § 52). Суд сделал вывод, упомянутый выше, что жалоба Заявителя по статье 10 была неприемлема в силу несовместимости ratione materiae с положениями Конвенции. Следовательно, статья 13 неприменима в данном деле.

Отсюда следует, что эта часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена согласно пунктам 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

3.  Заявитель также подал жалобу по статье 14 Конвенции на то, что пострадал от дискриминации на почве религиозных воззрений.

Суд напоминает, что согласно его устоявшейся практике статья 14 не имеет отдельного применения, поскольку действует только в связи с правами и свободами, находящимися под защитой других основных положений Конвенции и Протоколов к ней (см. среди прочих источников дело Гайгусуза против Австрии(Gaygusuz v. Austria), № 17371/90, § 36, ЕСПЧ 1996-IV). В настоящем деле жалобы Заявителя по основным статьям Конвенции были признаны неприемлемыми, и, следовательно, основания для применения статьи 14 отсутствовали.

Таким образом, жалоба по статье 14 должна быть отклонена как несовместимая ratione materiae с положениями Конвенции в соответствии с пунктами  3 и 4 статьи 35.


НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО 

объявляет жалобу неприемлемой.


Сорен Нильсен,                                                                                                                   Христос Розакис,
юрист секции                                                                                                                        председатель



© Перевод Центра защиты прав СМИ