Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

Как избежать оскорблений в журналистском тексте

Одни люди говорят резко и жестко, другие на это обижаются. Эксперты Центра защиты прав СМИ составили список случаев, когда оскорбление, появившееся в журналистском тексте, может стать нарушением закона

НЕПРИЛИЧНАЯ И ИНАЯ ФОРМА

Кодекс об административных правонарушениях определяет оскорбление как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной или иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме» (ст. 5.61). И с этим определением сразу возникают сложности.

Есть споры о том, что такое «неприличная форма». В судебных процессах по оскорблению, как правило, проводится лингвистическая экспертиза текста. Но беда в том, что и у лингвистов нет единого мнения о том, что можно считать неприличным.

Долгое время неприличной формой выражения считали бранную лексику. Но практика последних лет показывает, что оскорблением признают и зоологизмы («козел», «петух»), и названия занятий, которые считаются незаконными или порицаемыми в обществе («жулик», «проститутка», «палач»).

В определении также есть фраза об «иной противоречащей общепринятым нормам морали форме». Понятно, что эти нормы нигде не зафиксированы. Это просто невозможно сделать. Однако наличие такой формулировки дает большой простор для толкования закона.

В российском законодательстве есть несколько видов оскорблений. За некоторые из них предусмотрена административная ответственность в виде штрафа, за другие — уголовное наказание, включающее реальные сроки заключения.

Нужно учитывать, что Европейский суд по правам человека неоднократно высказывался о том, что чиновники, политики и общественные деятели должны быть более терпимы к критике. ЕСПЧ считает: раз от действий этих лиц зависит общество, то они должны спокойно воспринимать в свой адрес даже критику, выраженную в жесткой форме. Российские суды, вынося решения по делам об оскорблении, должны учитывать эту позицию ЕСПЧ.

 

«ПРОСТОЕ» ОСКОРБЛЕНИЕ

В своем изначальном виде это нарушение зафиксировано в ст. 5.61 КоАП. Объектом оскорбления может считаться только человек, но не юридические лица. А вот ответственность могут нести все. То есть отвечать в суде может автор слов (физическое лицо), главный редактор (должностное лицо) или редакция (юридическое лицо).

Нынешняя редакция статьи 5.61 наказывает и за оскорбление нескольких лиц, в том числе «индивидуально не определенных». То есть если вы оскорбите, к примеру, «врачей московской больницы № 1» или «учителей саратовской школы № 2» — это будет как раз такой случай. Положение о защите от оскорбления индивидуально не определенных лиц появилось недавно и не особо состыкуется с международным правом. Но ничего не поделаешь.

За оскорбление в СМИ или в интернете граждан штрафуют на 5–10 тыс. рублей, должностных лиц — на 50–100 тыс., юридические лица — на 200–700 тыс. рублей. Обиженный человек может также запросить компенсацию морального вреда — как в гражданских исках о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Есть еще и наказание за «непринятие мер к недопущению оскорбления» в СМИ. За то, что главный редактор вовремя не среагировал на оскорбление в редакционном контенте, его могут оштрафовать на 30–50 тыс. рублей. Редакцию как юридическое лицо могут наказать штрафом в 50–100 тыс. рублей.

 

ОСКОРБЛЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВЛАСТИ

Хотя ЕСПЧ и призывает государственных служащих быть терпимее, закон защищает представителей власти, выполняющих свои должностные обязанности. И тут за нарушение предусмотрено уголовное наказание (ст. 319 УК РФ).

Кто такой в этом случае представитель власти? Это сотрудник правоохранительных органов и любое другое должностное лицо, которое по закону может отдавать распоряжения людям, не находящимся от него в служебной зависимости. То есть начальник на работе, хоть он и может отдавать распоряжения, — не будет представителем власти. А вот инспектор рыбнадзора или ГИБДД — будет.

Подчеркнем: эта статья защищает представителя власти только во время или в связи с исполнением его должностных обязанностей. За преступление наказывают только граждан — штрафом до 40 тыс. рублей, обязательными или исправительными работами.

 

НЕУВАЖЕНИЕ К СУДУ

Это тоже уголовное преступление. Закон наказывает тех, кто оскорбит во время судебного заседания участников процесса. Здесь защищаются не только судьи и присяжные заседатели, но и остальные: обвинители, адвокаты, подсудимые, истцы, ответчики и т.п. Наказание предусмотрено ст. 297 УК РФ — вплоть до ареста на шесть месяцев.

 

НЕУВАЖЕНИЕ К ВЛАСТИ

Административное правонарушение, которое защищает от оскорбления в интернете не людей, а органы власти и неодушевленные предметы (государственные символы, Конституцию). Исключением является только Президент РФ — он одновременно и орган власти, и конкретный человек.

Кроме президента к органам власти, которые защищаются от оскорбления, относятся:

— органы законодательной власти (Госдума, Совет Федерации, региональные законодательные собрания);

— органы исполнительной власти (правительство РФ, региональные правительства);

— суды (от мировых до Верховного и Конституционного).

Сюда же будет относиться полиция — это структура Министерства внутренних дел, а министерство, в свою очередь, это часть правительства РФ. А вот должностных лиц, например губернаторов, эта статья не защищает.

За неуважение к власти по ст. 20.1 КоАП РФ отвечают граждане, должностные и юридические лица. Наказание — штраф от 30 тыс. рублей.

 

ОСКОРБЛЕНИЕ ЧУВСТВ ВЕРУЮЩИХ

Это скандальная статья 148 УК РФ, отредактированная после известного «панк-молебна» Pussy Riot в 2012 году. Она наказывает за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих».

Скандальность этой статье придает ее правоприменение. Прокуратуры и суды не особо заботятся о доказывании, что обвиняемые действительно имели цель оскорбить верующих. Практика применения этой статьи демонстрирует, что наказать могут и за сатиру, и за критику, и просто за шутку.

 

ОСКОРБЛЕНИЕ ВЕТЕРАНОВ

Статья 354.1 УК РФ появилась в 2021 году после громкого процесса о «клевете на ветерана» над Алексеем Навальным. Она была принята по инициативе депутата Госдумы Ирины Яровой. Анализировать текст статьи сложно: в ней больше политики, чем права.

Из текста более-менее понятно, что нельзя распространять «в оскорбительной форме высказывания о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества». Но там же прописан запрет публично осквернять «символы воинской славы России». Где можно узнать, что это за символы?

Но это еще не все. Статья запрещает публично унижать «память защитников Отечества». Для начала зададимся вопросом: «унижение памяти» — это что? Как юристам толковать это странное сочетание слов? И потом — о ком идет речь? Иван Сусанин — защитник Отечества? Будут ли анекдоты о нем попадать под эту статью? Или, скажем, какая сторона будет защитниками Отечества в походе Ивана Грозного на Казань или Новгород?

Тут же предусмотрено наказание за унижение чести и достоинства ветеранов Великой Отечественной войны. Но тоже непонятно, защищает ли здесь закон всех ветеранов или только живущих на данный момент?

По этой статье на момент написания текста не вынесено ни одного приговора. Поэтому сложно представить, как будет она толковаться правоприменителями. Однако туманные формулировки внушают опасение: они могут стать инструментом для несправедливого преследования за карикатуры, мемы, анекдоты, сатиру или критику.

 

Источник: Центр защиты прав СМИ для журнала «Журналист»