Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

Как защищать свои источники

Закон на стороне журналиста. Но важен контекст. 

Человек попросил журналиста о конфиденциальности, а чиновники или правоохранители требуют от редакции раскрыть его имя. Как быть? Разбираемся в правовых тонкостях ситуации вместе с экспертами Центра защиты прав СМИ

 

«СЛЕДОВАТЕЛЬ ТРЕБУЕТ РАСКРЫТЬ ИСТОЧНИК»

После публикации интервью с врачом-реаниматологом, который пожелал остаться неизвестным, материалом журналистки Татьяны В. заинтересовались правоохранительные органы. В тексте интервью, посвященного эпидемии COVID-19, присутствовала информация, которая не состыковывалась с официальной. По факту публикации была начата доследственная проверка по недавно принятой СТ. 207.1 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан»). Сам врач выходить из тени не захотел категорически — ему такой пиар грозил бы увольнением.

Ценность неофициальных источников информации понятна каждому журналисту. Пресс-службы, руководители предприятий, чиновники нередко запаздывают с ответами на запросы, скрывают общественно значимые факты, которые им невыгодно предавать огласке. В этих случаях журналист идет в народ: к простым сотрудникам организаций, к местным жителям, ищет случайных свидетелей.

Но над неофициальными источниками, даже если они очень хотят помочь СМИ, висят свои угрозы. Работники могут ожидать острой реакции руководства — вплоть до увольнения. Возможно также давление со стороны власти и правоохранительных органов. Риск оказаться в суде в качестве ответчика, а то и подсудимого тоже может быть. Все это заставляет людей просить у журналистов соблюдения конфиденциальности — хранить в тайне источник информации.

Закон РФ «О СМИ» в этом случае — на их стороне. СТАТЬЯ 41 («Обеспечение конфиденциальности информации») прямо запрещает редакциям нарушать такие просьбы:

«Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом».

Это значит, что чиновники, депутаты, губернаторы и даже прокуроры и следователи не могут заставить сотрудников редакции раскрыть имя источника, пожелавшего остаться анонимным. Сделать это может только судья, да и то только в связи с рассматриваемым делом. В таком случае судья должен мотивировать свое требование раскрыть источник, так как это требование вторгается в специально охраняемую законом профессиональную тайну.

«Статья 41 Закона РФ «О СМИ» устанавливает профессиональную журналистскую тайну, которая должна соблюдаться наряду с другими охраняемыми законом тайнами: тайной следствия, банковских вкладов, адвокатской, нотариальной и так далее», — объясняет директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.

Есть еще одна сторона профессиональной журналистской тайны: редакция не должна разглашать и саму предоставленную ей информацию, если источник об этом попросил. Та же СТ. 41 Закона «О СМИ» устанавливает, что «редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне». Ведь бывают случаи, когда информация известна очень узкому числу лиц и сама ее огласка укажет на журналистский источник. В такой ситуации редакция может проверить сведения по другим каналам.

Защищает интересы журналистских источников и международное право, в частности Европейская конвенция о защите прав человека, ратифицированная Россией. «В практике Европейского суда по правам человека было достаточно дел, когда речь шла о важности сохранения источника информации в конфиденциальности для обеспечения свободы слова и возможности журналистам выполнять свою профессиональную миссию. Несколько решений было вынесено по жалобам журналистов, от которых национальные суды требовали раскрыть источники и наказывали за отказ, — рассказывает Галина Арапова. — И ЕСПЧ всегда подчеркивал в своих решениях: защита журналистских источников информации — одно из основополагающих условий свободы прессы. При отсутствии такой защиты источники не будут оказывать содействие СМИ. А это отрицательно скажется на способности прессы предоставлять точную и надежную информацию по вопросам общественной значимости».

 

ИСТОЧНИК В СУДЕ

Жизнь, однако, сложнее формулировок закона. Да, журналист должен защищать свои источники. Но это не спасает от ответственности его самого или его редакцию. В случае если публикация приведет к суду, все равно придется доказывать правдивость распространенных сведений. Как быть в этом случае?

Юристы советуют: если вы договорились с источником о сохранении его имени в конфиденциальности, постарайтесь обеспечить доказательную базу. Ищите подтверждение достоверности фактов из других источников, собирайте и храните аудио- и видеозаписи, копии документов и т.п. В случае судебного разбирательства можно поискать других свидетелей или спросить, не изменилась ли позиция источника на момент суда: возможно, он будет готов раскрыть свое имя и дать показания на процессе.

«В нашей практике был случай, когда я защищала редакцию, написавшую о прокуроре, которого подозревали в коррупции, — рассказывает Галина Арапова. — Он подал к газете иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. А публикация основывалась на документе внутриведомственной проверки. Его журналистам предоставили на конфиденциальной основе. И прокурору, видимо, было очень важно узнать, кто же его «слил». Мы представили в суде копию этого документа, предварительно убрав из него «шапку», по которой можно было понять, кто был источником. Достаточно долго нам удавалось не раскрывать, кто передал в редакцию этот документ: мы допрашивали свидетелей, предоставляли другие доказательства. Истец же продолжал настаивать на раскрытии источника. Но с течением времени ситуация изменилась, мы доказали достоверность большинства фактов, и источник был готов выступить в суде. Тогда его привлекли в качестве соответчика, но это было для него уже не опасно. Мы выиграли это дело».

Стоит учитывать и то, что источник, предоставивший информацию, при угрозе следствия или суда может просто отказаться от своих слов или действий.

«В судебном процессе по иску к одной региональной редакции доказательством достоверности информации является запись с камеры наблюдения в морге, — рассказывает старший юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова. — Журналисты получили эту запись неофициально от представителя правоохранительных органов. И вот судья потребовал доказать, что запись была сделана именно в том морге. Мы отправили запрос в ведомство, в котором работает наш источник информации. А оттуда приходит ответ: такой видеозаписи в нашем распоряжении нет».

Когда дело доходит до суда, журналисту нужно иметь в виду еще один процессуальный нюанс. Если источник информации в публикации решит раскрыть себя, чтобы помочь журналисту, он может быть привлечен как соответчик. И тогда у редакции не будет возможности использовать его как свидетеля для подтверждения достоверности информации. В этом случае мы снова видим, насколько важно иметь доказательства, полученные из различных источников, иметь нескольких свидетелей.

 

ЖУРНАЛИСТ КАК ИСТОЧНИК

Источник информации — не обязательно кто-то вне редакции. Им может считаться и сам журналист, подготовивший публикацию. Иногда, особенно в с лу чаях с уголовными делами, правоохранительные органы требуют раскрыть имя автора, если материал вышел без подписи или под псевдонимом. Здесь главному редактору нужно знать, что не обязательно фиксировать авторство своих сотрудников даже во внутриредакционных документах, чтобы не поставить под угрозу раскрытие псевдонима. Всегда можно обозначить публикацию как редакционную, обеспечив тем самым безопасность конкретного автора.

«Есть еще одна потенциальная опасность, — говорит Галина Арапова. — Если журналиста привлекают как ответчика, ему проще стоять на своем и не разглашать конфиденциальный источник. В таком случае он рискует тем, что сведения не будут подтверждены и суд признает их недостоверными. То есть журналист может взять на себя риск сознательно проиграть в этой части иск, но не раскрыть источник, защитив тем самым свою профессиональную репутацию. Но если журналист или главный редактор в судебном процессе допрашивается в качестве свидетеля, его предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний. И тут получается, что норма Закона «О СМИ» вступает в конфликт с нормой Уголовного кодекса. И тогда сохранить профессиональную тайну намного сложнее, возможность быть привлеченным к уголовной ответственности — серьезная угроза. К счастью, я не знаю таких случаев в России, чтобы в отношении журналиста возбуждали уголовное дело за отказ от дачи свидетельских показании в ситуации, когда он отказывался раскрыть свой источник. Но важно, что международное право в таких коллизиях ставит выше профессиональную тайну журналиста. И если его все же наказывают за отказ раскрыть источник, то Европейский суд рассматривает это как нарушение С Т. 10 Европейской конвенции в отношении прав журналиста».

 

НЕТ РЕГИСТРАЦИИ — НЕТ ЗАЩИТЫ

«Представители МВД требуют раскрыть, кто переслал мне информацию, — жалуется администратор паблика во «ВКонтакте». — Что делать?»

В интернете много информационных проектов, которые не зарегистрированы в качестве СМИ. Это и сайты, и сообщества в соцсетях, и каналы в мессенджерах. Участники таких проектов должны понимать: их источники Закон «О СМИ» не защищает. Согласно СТ. 2 закона, сетевыми изданиями могут считаться только те, которые зарегистрированы в качестве СМИ. То же самое относится и к незарегистрированной прессе, выходящей тиражом менее 1000 экземпляров. Словом, чтобы получить защиту источников, нужно регистрировать издание в Роскомнадзоре.

Но при этом в российском законодательстве отсутствует и обязанность раскрывать источник информации. Если команда проекта хочет сохранить источник в тайне, всегда можно сослаться на то, что он был анонимным. Но риски при этом, конечно, повысятся. В таком случае все равно придется отвечать за распространенные сведения самостоятельно.

В практике ЕСПЧ пока не было таких дел, когда стоял бы вопрос о нарушении права на конфиденциальные источники информации журналистов, работающих в информационном проекте, не зарегистрированном в качестве СМИ. Однако правила регистрации СМИ в разных странах отличаются, и не везде требуется такая регистрация, как в России. Поэтому можно предположить, что Европейский суд не обязательно будет следовать буквальному подходу и считать СМИ только те издания, у которых есть государственная регистрация. Важными будут все остальные признаки редакции СМИ — насколько команда выполняет общественную миссию как миссию прессы, соблюдают ли сотрудники профессиональные стандарты и нормы профессиональной этики журналистов.

 

Источник: Центр защиты прав СМИ для журнала «Журналист»

Иллюстрация: shutterstock.com