Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

Суд в Кемерове частично удовлетворил иск трех колоний из-за материала о пытках

Центральный районный суд Кемерова на заседании 28 января частично удовлетворил иск трех кузбасских колоний к журналисту издания «Сибирь.Реалии» Андрею Новашову и пяти героям материала о пытках в тюрьмах. Суд признал недостоверными и порочащими больше двадцати фраз из публикации «“У нас только опущенные и вязанные”. Как в российских колониях ломают судьбы и позвоночники». Интересы журналиста в суде представляла юрист Екатерина Мельникова, сотрудничающая с Центром защиты прав СМИ.

В публикации, ставшей поводом для судебного разбирательства, журналист Андрей Новашов рассказал истории нескольких людей, которые столкнулись с пытками в колониях. Кроме того, с помощью правозащитников журналист попытался разобраться, почему в колониях до сих пор продолжают пытать людей. После выхода материала три учреждения, которые упоминались в материале (ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Кемеровской области — Кузбассу, ФКУ ИК-22 ГУФСИН России по Кемеровской области — Кузбассу, ФКУ ИК-37 ГУФСИН России по Кемеровской области — Кузбассу), подали иск о защите деловой репутации. Ответчиками стали сам журналист, а также пять героев публикации.

В иске сотрудники учреждений указывали на то, что данные из текста, по их мнению, были направлены «исключительно на дискредитацию и подрыв деловой репутации истца, провоцирование беспорядков и вмешательство в стабильную деятельность учреждения». Колонии просили суд признать сведения недостоверными и порочащими и обязать ответчиков удалить их и опубликовать опровержение. Также среди требований была компенсация расходов на услуги нотариуса.

Суд удовлетворил иск частично. Согласно решению Андрей Новашов должен опровергнуть спорные сведения. Кроме того, суд постановил взыскать солидарно с ответчиков госпошлину в 300 рублей и расходы на проведение экспертизы (62,5 тыс. рублей).

По словам юриста Екатерины Мельниковой, ответчики изначально были в более слабой позиции, так как у них ограничена возможность защищать свои права, пока они находятся в местах лишения свободы, а после освобождения им по сути запрещают рассказывать о негативном опыте нахождения в заключении. Кроме того, трудно найти свидетелей подобных случаев, ведь мало кто согласится рассказывать об издевательствах и насилии, происходящих за закрытыми дверями.

«Мы будем обжаловать данное решение суда. На мой взгляд, доказательства, представленные истцами, не могут быть признаны надлежащими, так как изготовлены ими самими и не отражают реальность происходящего. Также решение суда об обязании Новашова опровергнуть все фразы считаю несправедливым, так как согласно позиции Европейского суда нужны очень веские обстоятельства для привлечения к ответственности и ограничения свободы выражения мнения за высказывания третьих лиц. ЕСПЧ указывал, что в делах, когда в основе публикации лежит интервью, следует разграничивать, исходят ли эти сведения от журналиста или они являются цитатами других людей. Привлечение журналиста к ответственности за содействие распространению заявлений, сделанных другим лицом в ходе интервью, серьезно мешает обсуждению в прессе вопросов, представляющих общественный интерес», — сказала Екатерина Мельникова.

Журналист Андрей Новашов отметил, что доказательства, представленные ФСИН, выглядят неубедительно. Так, сотрудники учреждений заявили в суде, что данных о применении физической силы нет в журнале происшествий, что, по их мнению, подтверждает отсутствие пыток.

«Понятно, что в таких закрытых учреждениях, как колонии, люди, творящие беспредел, не будут его сами документировать или звать родственников заключенных, чтобы те увидели, как истязают их детей, внуков или мужей. Эта тема, к сожалению, является табуированной в обществе и крайне нежелательной, поэтому я хотел обратить на нее внимание. Это, кстати, было отмечено и в экспертизе по делу. Эксперт приходит к выводу, что я не собирался порочить деловую репутацию трех кузбасских колоний, а пытался привлечь внимание общества к той проблеме, которую общество не замечает», — сказал Андрей Новашов.

 

Источник: Центр защиты прав СМИ