Центр защиты прав СМИ
Защищаем тех,
кто не боится говорить

Зачем в России был принят «закон о неуважении к власти» и как он работает

В 2019 году в Кодексе об административных правонарушениях были внесены поправки в статью 20.1 «Мелкое хулиганство». Пункты 3–5 этой статьи вводили новое правонарушение, которое в прессе сразу же окрестили «неуважением к власти». За два года российские суды вынесли по этой статье десятки решений, по которым люди были оштрафованы или даже получили административный арест. Как применялся очередной закон, ограничивающий распространение информации в интернете, читайте ниже.

 

ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ

Само правонарушение сформулировано в ч. 3 ст. 20.1 КоАП РФ таким образом:

«Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации».

Наказание за это нарушение — самое суровое в статье 20.1 КоАП. Если за обычное мелкое хулиганство максимальный штраф — 2500 руб., то человек, неоднократно выказывающий «неуважение к власти», может заплатить до 300 тыс. рублей.

«По сути, состав этого правонарушения похож на состав оскорбления, — говорит директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. — Неуважение, как и оскорбление, должно быть выражено в неприличной форме. Только здесь информация распространяется не по отношению к конкретному человеку. Тут защищаются неодушевленные или абстрактные объекты: общество, государство, государственные символы, Конституция и органы власти. Из них только один орган власти персонифицирован  — это президент России».

Итак, «закон о неуважении» как бы говорит: если кто-то решил критиковать органы власти — будь то правительство, министерство или суд любого уровня, то делать это в неприличной форме нельзя. Сразу возникает логичный вопрос: неприличная форма — это какая? И тут начинаются проблемы.

В судебных процессах этот вопрос традиционно решается с помощью лингвистической экспертизы.  Но у экспертов на сегодняшний день нет единого представления о том, что такое неприличная форма высказывания. Долгое время преобладала точка зрения, что это только нецензурные выражения. Но в последнее время неприличными стали признавать бранную лексику в целом, грубые слова, зоологизмы. По новому закону стали осуждать даже за такие слова, как «преступники», «воры», «палачи», высказанные в адрес органов власти. Конечно, неприятно, когда тебя называют вором, но где же тут неприличная форма?

 

ОН УВАЖАТЬ СЕБЯ ЗАСТАВИЛ

Вторая проблема — в толковании понятия «органы власти». В 2019 году по «закону о неуважении» была оштрафована на 30 тыс. рублей жительница Котласа. Ей не понравилось, что тогдашний губернатор Архангельской области Игорь Орлов назвал участников «мусорных» протестов «шелупонью». Женщина отозвалась о главе региона в социальной сети очень резко — и полиция возбудила дело, суд обидчицу оштрафовал. Апелляция успеха не принесла, и женщина даже успела отправить жалобу в ЕСПЧ. Но тут в дело совершенно неожиданно для всех вмешалась Генеральная прокуратура. Она подала протест, заявив, что «проявление неуважения к федеральным, региональным, местным органам, их подразделениям и должностным лицам и депутатам объектом оскорбления власти не является». Дело рассмотрел Верховный суд, и штраф был отменен. В своем решении Верховный суд разъяснил, что органами власти считаются президент, Федеральное собрание (Госдума и Совет Федерации), правительство и суды. В субъектах Федерации к ним добавляются региональные органы власти — собрания депутатов и правительства. А губернатор — это хоть и высшее, но должностное лицо, и эта статья закона его не защищает.

В судебной практике к органам власти относят также и правоохранителей. Так, в феврале этого года в Екатеринбурге по ч. 3 ст. 20.1 КоАП был оштрафован мужчина, разместивший во «ВКонтакте» видео с нецензурной бранью в адрес сотрудников местного управления ФСБ. Примерно в то же время Шатурский суд Московской области привлек к ответственности по той же статье местного жителя за видео с руганью в адрес полицейских.

Если за обычное мелкое хулиганство максимальный штраф — 2500 руб., то человек, неоднократно выказывающий «неуважение к власти», может заплатить до 300 тыс. рублей.

Но большинство случаев наказаний за это правонарушение связано с постами, комментариями и картинками с упоминанием президента. В некоторых случаях очевидно, что сотрудники полиции, возбуждающие дела, не находят их по поиску, а целенаправленно отслеживают сетевую жизнь некоторых людей. Так, в декабре прошлого года в Краснодаре было возбуждено дело в отношении координатора местного «штаба Навального» Анастасии Панченко. Полицейские нашли «неуважение к власти» в разделе «Stories» в Instagram активистки. Записи там «живут», как известно, лишь сутки, поэтому чтобы найти «неуважительный» пост, нужно было отслеживать публикации. Впрочем, дело позднее было закрыто.

Возможно, больше всех за неуважение к власти — конкретно к судьям — пострадал уральский политолог Федор Крашенинников. За высказывания в своем Telegram-канале он дважды был привлечен к административной ответственности: первый раз в 2019 году со штрафом, второй, в 2020-м, — с арестом на семь суток.

 

ХОТЕЛИ КАК В ЖИЗНИ, А ПОЛУЧИЛОСЬ КАК ВСЕГДА

Зачем был нужен новый закон? Логику депутатов Госдумы, предложивших законопроект, можно понять из пояснительной записки к нему. В российском законодательстве уже, объясняли авторы проекта, есть запреты на хулиганство в общественных местах, надругательство над государственными символами, оскорбление представителя власти. Нужно те же самые ограничения добавить и в интернете. Вот и совместили все в одном флаконе, расширив статью о мелком хулиганстве.

Но в итоге вместо ограничителя нецензурной брани в соцсетях у депутатов получился мощный инструмент цензуры с «резиновыми» рамками.

«Применение «закона о неуважении к власти» очень сильно ограничивает пределы допустимой критики, — считает Галина Арапова. — С точки зрения европейского законодательства органы власти и глава государства применительно к критике их деятельности не должны иметь никакой дополнительной защиты. Просто потому, что сами органы власти должны быть готовы к отзывам со стороны общества относительно качества их работы. И критика, если она высказывается адекватно, должна восприниматься государством с терпимостью, даже если не нравится форма высказывания».

 

Источник: Центр защиты прав СМИ для журнала «Журналист»

Фото: shutterstock.com